• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:34 

Я подумаю об этом завтра...
Ну, что ж, совпало))) я как раз с дежурства, поэтому - баиньки)))

21:52 

Я подумаю об этом завтра...
Действительно ми-ми-ми)))
30.11.2013 в 19:30
Пишет juanika:

Как говорит Torn Myr, при виде этой гифки, плющит на тысячу мартышек :lol::lol::lol::lol:

30.11.2013 в 09:07
Пишет Torn Myr:

Утреннее мимими!!!


URL записи


URL записи

07:13 

Я подумаю об этом завтра...
Судя по заявлению Пики - тут нехилый такой омегаверс:lol2::five::lol:
23.11.2013 в 04:16
Пишет Pikanyan:

:lol2::lol2::lol2:
так вот она мамка детей Киркорова :lol:
23.11.2013 в 00:23
Пишет Kumisu:

Сука, это просто очередная истерика)))))))
22.11.2013 в 21:18
Пишет Сусу~:

АХАХАХАХАХХ
22.11.2013 в 02:19
Пишет Исстинна:

21.11.2013 в 22:49
Пишет Light Dragonix:

22.11.2013 в 00:37
Пишет хён:

:hah:


я плакаю хддддддддд


URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

21:46 

Я подумаю об этом завтра...
Делюсь, потому что банально хочу денег))):lol::laugh:
27.11.2013 в 17:58
Пишет juanika:

27.11.2013 в 13:00
Пишет *Juliette*:

)))
27.11.2013 в 12:42
Пишет IkutaRian:

В этом декабре - 5 воскресений, 5 понедельников и 5 вторников. Это происходит раз в 823 года. На основе китайского Фэн-Шуй это называется - Мешок денег. Поэтому нажми "Поделиться" и деньги придут к тебе в течении 5 дней. Тот, кто не поделится - останется без денег! )))

URL записи

URL записи

23:35 

Running Man Беглецы эп. 143

Я подумаю об этом завтра...
Поразила девушка - просто терминатор в юбке, как она защищала короля Кука. Мужики на её фоне - слабаки)))

@темы: Беглецы, Развлекательные шоу (Азия)

23:28 

Running Man Беглецы эп. 141

Я подумаю об этом завтра...
С каждым разом выпуски всё чудесатее и чудесатее)):vict::lol:

Жирафу, как обычно, досталась самая "незаметная" маска. Вот как с такой спрячешься?))) Определенно, продюсеры к нему неровно дышат))):hah:

@темы: Беглецы, Развлекательные шоу (Азия)

22:45 

Приведение ли... части 4, 5.

Я подумаю об этом завтра...
Автор: МасКа 2

Фэндом: Dong Bang Shin Ki
Персонажи: Юнхо/Джинён, Джеджун/Юна, Юнхо/Джеджун.

Рейтинг: R
Жанры: Гет, Слэш (яой), Ангст, Драма, AU
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини, 31 страница
Кол-во частей: 5
Статус: закончен

Описание:
Как долго длится счастье? Года, минуты, мгновения? У каждого свой критерий...

Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения со ссылкой на данную страничку, плюс мне ссылку на сайт, где опубликовано.

Примечания автора:
Идея накрыла после просмотра в очередной раз фильма "Привидение" с Патриком Суэйзи и Деми Мур.

Визуализация героев:
Юнхо:
Джеджун:
Юна:
Джинён:



Часть 4
Бог создал дольний мир наш навсегда таким:
Веселье — после бед, благое — за дурным.*


Юнхо сел в кресло, а Джеджун устроился напротив – на диване. Немного поёрзав, он с улыбкой посмотрел на Джинён:

- Ну, давай, Шахерезада, начинай, а я вроде как переводить буду.

Та зашипела – слишком уж разошёлся художник – его сарказм порой выбивал из колеи, но выбора у неё не было. И она начала свой рассказ с того момента, когда они с Юнхо вышли из ресторана.

Джеджун подробно пересказывал всё мужчине, ужасаясь тому, что произошло, и, сожалея, что не может передать чувств рассказчицы, ибо он-то видел лицо Джинён. А, может, оно и к лучшему - кто знает, что случилось бы с Юнхо, увидь он, как страдает его любимая. Ему искренне было жаль эту пару, но изменить, увы, уже ничего нельзя.

А Юнхо, слушая парня, удивлялся, откуда тот знает такие подробности. В том, что парню что-то от него нужно, он был уверен, иначе, зачем тому приходить сюда. В существование привидения, мужчина, как любой человек с рациональным складом ума, конечно же, не верил. Только он пока не видел причины такого поведения незнакомца, и это несколько настораживало.

Выслушав, как и обещал, историю до конца, Юнхо проговорил:

- Ну, что ж, в таланте рассказчика тебе не откажешь, красочно всё преподнёс, я мог бы поверить, если бы не сомневался в существовании духов.

- А в существование души ты веришь?

- Верю, это же совсем другое.

- Допустим, но тогда скажи мне, в чем, по-твоему, разница между духом и душой?

- Ну… - Юнхо задумался, а действительно, в чём разница? Так и не сумев ничего толково объяснить даже себе, он решил ответить вопросом на вопрос:

- У нас тут что, дискуссия на теософическую тему? Или мистическую? Чего ты ко мне привязался?

- Просто хочу, чтобы ты мне поверил и дал Джинён возможность попрощаться с тобой, пообещав, что не будешь торопиться отправиться на тот свет раньше срока. Ибо именно из-за тебя она не может уйти. Её держишь здесь ты, переживания, что ты что-нибудь с собой любимым сотворишь, вместо того, чтобы смириться и жить дальше. Ведь никто не говорит, что ты должен забыть её и всё, что с ней связано, но жизнь не стоит на месте, пойми это.

Джеджун посмотрел в глаза девушке:

- Я всё правильно сказал?

У той сил хватило лишь на то, чтобы кивнуть. Если бы она могла плакать, слёзы сейчас текли бы безостановочно.

- Хорошо, но как ты можешь мне доказать, что это всё - не плод твоего больного воображения?

- Действительно, надо бы привести какой-нибудь существенный аргумент, Джинён, - обратился парень к призраку. Та кивнула:

- Да, поняла. Нам надо вернуться туда, где всё началось, к ресторану.

- Она говорит, что покажет это у ресторана, где всё произошло. Одевайся, пошли, - нахмурясь, проговорил Джеджун.

Юнхо стало интересно, как далеко может зайти парень, и что он сообщит ему на месте. Но решил, что не стоит слишком быстро соглашаться:

- Ночь уже на улице. Не лучше ли завтра днём всё закончить?

- Это ты хотел подтверждений правдивости моих слов, а у меня сам факт существования призраков, по крайней мере, одного из них, стоит перед глазами и машет руками как мельница, - ответил Дже и, повернувшись в сторону, воскликнул:

- Да прекрати ты мельтешить, у меня голова от тебя кружиться начала!

Джинён, надувшись, как маленький ребёнок, отвернулась.

- Ну, что, ты идёшь, наконец?

- Хорошо, сейчас, - ответил мужчина и удалился в ванную – привести себя в порядок. Глянув на себя в зеркало, он ужаснулся. На него смотрел новорожденный вампир: губы синие, лицо бледно-серого цвета, под глазами тёмные круги, а волосы всклокочены. Увидев такую рожу, любой станет мистиком. Усмехнувшись, он умылся, вымыл голову, пройдя в свою комнату, накинул на себя майку, джинсы и тонковку. Вернувшись в гостиную, Чон увидел, как гость разговаривает с кем-то, глядя прямо перед собой, чуть запрокинув голову назад. Такая поза могла быть, только если бы перед ним стоял кто-то. Играть сейчас парень не мог, ибо не знал, что у данной сцены есть свой зритель.
«Неужели он действительно что-то видит? Нет, не может быть… Всё это совсем не укладывается, хотя… чем черт не шутит. Этот парень действительно меня заинтриговал». Он вошёл в гостиную:

- Я готов, пойдём.

- И года не прошло, - сострил Дже, - хотя теперь ты больше похож на человека…и как ты с ним жила? – спросил он у девушки, - он же – такой копуша.

Юнхо решил проигнорировать иронию – ему не хотелось вновь ругаться, он был заинтригован и хотел поскорее узнать, что ещё ему могут сообщить.

* * *
- Я, конечно, могу идти и с такой скоростью, но, Джеджун, ты ведь уже задыхаешься, почему бы тебе не сбавить скорость?

- Скажи это упрямой девчонке, которая всё время забывает, что мы, в отличие от неё, ещё живы и во время этого марафона должны ещё и дышать.

Юнхо осенила идея: а почему бы не подыграть парню, это будет даже очень забавно, поэтому он, недолго думая, произнёс, глядя в пространство, впереди Джеджуна:

- В самом деле, Джинён, не могла бы ты идти немного помедленней, иначе мы рискуем потерять Дже, ибо сам он, в силу своего вредного характера, ни за что не признается, что выдохся?

Призрак так резко остановился, что Ким, не успев затормозить, прошёл сквозь неё. Странно, но он абсолютно ничего не почувствовал. Он, конечно же, знал, что оболочка бестелесна, но…

- Он что, поверил, наконец, в моё существование?! – девушка обалдело посмотрела на парня.

Тот, глянув на ухмыляющуюся моську Чона, ответил ей:

- Вряд ли… Судя по его хитрой роже, он считает, что очень остроумно пошутил, либо решил потрафить мне, больному на голову. Так ведь? – спросил Дже, глядя в глаза мужчине.

Юнхо смутился. Он действительно решил пошутить, но не думал, что получится так неловко.

- Прости… я не хотел так сильно тебя задеть – он и сам не понимал, почему пытается оправдаться, почему не может оторвать взгляда от этих омутов, что по чистой случайности оказались глазами. Но вот парень моргнул - и всё очарование момента исчезло. Юнхо тряхнул головой, пытаясь до конца развеять наваждение. Он пробурчал:

- Я всё-таки не понимаю, почему мы двигаемся пешком, когда могли вызвать такси?

Джеджун стукнул себя ладонью по лбу:

- Точно!!! А я-то думаю, что-то мы делаем не так, - и, глядя на Джинён, добавил:

- Всё это твоя вина, рванула с места, как курьерский… Никто даже подумать не успел…

Теперь они вызвали такси, которое доставило их на место через пять минут.

Юнхо огляделся. Вот их с Джинён любимый ресторанчик. Но Ким, сказав ёмкое:

- Показывай, Сусанин, - пошёл немного в другую сторону, а именно - к дороге.

Джинён уже не обращала внимания на сарказм, для неё главное теперь - доказать Юнхо своё существование.

Дже двинулся за ней, немного позади следовал Юнхо. Подойдя к стоку для дождевой воды у обочины дороги, Джинён показала парню на него:

- Там лежит кольцо, что он подарил мне в тот злополучный день. Именно пытаясь достать его, я попала под машину.

Дже посмотрел на мужчину и сказал:

- Она говорит, что кольцо, которое ты подарил ей в тот день, когда произошло несчастье, находится там, - он пальчиком указал на сток.

Всё это так походило на правду, но Юнхо всё ещё боялся поверить в реальность происходящего. Сузив глаза, он предложил:

- Ну что ж, достань его. Призрак же указал, где конкретно оно лежит?

Дже вопросительно посмотрел на девушку. Та ответила:

- Да, в правом углу есть выемка, кусок бетона там отвалился, там оно и застряло. У тебя ладошка узкая, как у меня, ты достанешь.

Джеджуна передёрнуло, ему жутко не хотелось пачкаться в грязи, тем более ковыряться в сточном отсеке, но он же дал себе слово сделать всё возможное… Поэтому, вздохнув и брезгливо поморщившись, он встал на колени на проезжей части и просунул руку сквозь прутья решётки. Именно там, куда указала девушка, под слоем грязи он нащупал что-то круглое, возможно, это и было то самое кольцо. Стало немного светлее, вероятно, зажёгся ещё один фонарь поблизости. Крепко зажал его в кулаке, осторожно вынимая руку, чтобы не пораниться – кто знает, какую болячку можно здесь подцепить, начиная от банального, но не менее опасного столбняка, и кончая… дальше додумать он не успел, так как что-то подхватило его и, резко дёрнув, отбросило на тротуар, придавив чем-то очень тяжелым.

Мужчина внимательно следил за действиями парня. Вот он шарит рукой между прутьями решётки, просовывая её почти до локтя. Но вдруг его внимание отвлекает свет фар. Он на мгновение замер, неужели история повторяется? Нет, этого не должно произойти ещё раз!

Он резко бросается к Джеджуну, хватает его поперёк груди и дёргает в сторону, кидая на тротуар, и, по инерции, сам приземляясь сверху. Мелькает мысль, что у парня от такого удара могут быть сломаны рёбра, но это всё же лучше… чем…

Парень под ним зашевелился. Стряхнув его с себя, Джеджун заорал:

- Ты что, совсем с катушек съехал?! Я уже достал это грёбаное кольцо, а ты свёл все мои попытки на нет! Думаешь, мне приятно было возиться в грязи?! Ну не хочешь ты верить – не верь, просто пошли меня к черту, уверяю – я тебя послушаюсь. Мне уже до чёртиков надоели и ты, и твоя невеста! Оставьте меня в покое, наконец!

Юнхо крепко прижал к себе истерящего парня:

- Заткнись, ты сейчас мог валяться там, на дороге, я не смог позволить повториться истории… - голос его звучал глухо, казалось, что этот рывок отнял у него последние силы, он уткнулся в шею парню и заплакал. Горячие слезы лились без остановки, скатывались по шее Дже – одежда на груди быстро промокла.

Джеджун растерялся, он не знал, как реагировать на это. Поэтому просто крепче прижал левой рукой голову Чона к себе и стал осторожно гладить его по волосам. В правой он всё ещё сжимал то самое кольцо…

Джинён смотрела на эту сцену с глубокой грустью, она знала, что значит потерять всё… Но сейчас она надеялась, что им с Дже удалось заставить Юнхо передумать умирать.

Минут через пятнадцать Юнхо перестал всхлипывать и посмотрел в глаза Киму. И опять ему показалось, что он тонет в глубине этих глаз. Он перевёл взгляд на пухлые губы художника… «Боже, о чём я думаю? У меня действительно недотрах. Сижу и пялюсь на парня, пусть и красивого, но парня! Но как манят эти пухлые губы – так и тянет впиться… Боже, остановите меня кто-нибудь!!!» А Дже, как назло, пробежал язычком по губам, облизывая их. И так соблазнительно смотрелось это со стороны…
Юнхо уже потянулся к губам, глядя в чёрные омуты глаз, в которых отражались ночные уличные фонари, глаз, что затягивали в свою глубину, в полной мере понимая, что чувствует кролик перед удавом. Губы мужчин почти встретились, но вдруг Джеджун неожиданно повернул голову вправо, а затем, глянув на Чона своими огромными глазами, с ужасом во взгляде резко оттолкнув того, быстро вскочил на ноги:

- Что это было? Ты совсем сбрендил?!

* * *
Киму было больно… Казалось, что все ребра переломали и воткнули обратной стороной. Получается, Чон спас ему жизнь. Надо же, история повторяется… Разница лишь в том, что в случае с Дже мужчина успел вовремя. Так вот что его глодало всё это время… Осознание того, что он не успел помешать свершиться ужасному в тот день… Парень теперь понимал ту боль, что испытывал Чон - это когда каждый день думаешь, что это ты всему виной. Как ему, должно быть тяжело…

Когда мужчина заплакал, крепко прижав его к себе, Джеджун растерялся, не зная, как поступить, поэтому просто стал гладить того по голове. Он не знал сколько времени они так сидели, но вот Дже заметил, что Юнхо смотрит на него. Глаза лихорадочно блестят. Восторг и вожделение отражаются в этом взгляде. Вот мужчина перевёл взгляд на губы Джеджуна, вот его лицо неумолимо приближается. «Боже, что он делает?!» - думает Ким, но противиться нет сил, настолько это завораживает. Надо только прикрыть глаза и…

- Эй, вы что делаете?! – Джинён в шоке от увиденного. - Дже, ты что, с ума сошёл?! Да и Юнхо хорош…

Джеджун очнулся, стряхнув с себя оцепенение, и резко вскочил:

- Что это было? Ты совсем сбрендил?!

- Прости… - извинение звучит искренне, кажется, что Юнхо сам не ожидал такого. – Я не знаю, что на меня нашло, просто захотелось тебя поцеловать, это как наваждение – настолько желание казалось непреодолимым. Но ведь и ты поначалу был не против, я же видел.

- Да уж, если бы не Джинён, я даже представлять не хочу, чем бы это закончилось… Кстати, вот твоё кольцо, оно было именно там, куда мне указала Джинён. И парень раскрыл левую ладонь, там действительно лежало то самоё колечко, что Юнхо подарил любимой в тот чёрный день.

Глаза Чона расширились от изумления. Неужели, парень не врет и не болен, а всё это происходит наяву… Значит, всё, что он рассказывал, реально, и Джинён стоит рядом, и всегда была рядом, а он, дурак, ещё смеялся над парнем. Хотя, какой здравомыслящий человек поверит в такое…

- Неужели… Джинён, ты действительно здесь?!

- Ну, наконец-то, а я тебе о чем твержу весь вечер?! Дошло-таки. Теперь-то ты понимаешь, что мне от тебя ничего не нужно.

- Прости ещё раз, я благодарен тебе за твоё терпение. Ведь ты мог плюнуть на всё ещё там, у меня дома, когда я ударил тебя. Спасибо!

- Да, ладно, засмущал просто, - Дже улыбнулся.

Юнхо опять залип, глядя в эти глаза, пытаясь представить вкус этих губ. Вообще, он чувствовал себя очень странно. Никогда ему не нравились мужчины, а тут… поди ж ты, его тянет к парню. Странно, ударился о землю Джеджун, а крыша едет у него. Чон опять потряс головой.

- Чон, - серьёзно начал Дже, - Джинён не просто попросила меня прийти к тебе. Она видела, как ты мучаешься, как ломаешь свою жизнь, видела, что ты хотел умереть. Но помочь тебе не могла – ты её не слышишь. Дело в том, что я её вижу и слышу, поэтому ей и понадобилась моя помощь. Объяснить тебе, что у неё всё в порядке, насколько в порядке всё может быть у мертвого. Но из-за того, что ты не можешь успокоиться, ей не дано покинуть этот мир. Дай слово, что больше не подумаешь о попытке суицида.

- Да, конечно, жаль, что я сам не могу всё это услышать от неё.

- Ты просто не представляешь, насколько жаль мне. Она перевернула всю мою размеренную жизнь с ног на голову.

- Узнаю мою девочку, - улыбнулся Юнхо, - несмотря на всю её мягкость, стержень в ней железный…

- Не то слово… титановый, - поддержал его Дже и оба парня расхохотались, и только Дже слышал, как рассмеялась Джинён.

- Ну, так вот, она хочет с тобой попрощаться…

Юнхо стал серьёзным:

- Девочка моя, я так сожалею обо всём, что случилось, ещё больше о том, чего НЕ случилось. Мы так много мечтали с тобой о семье, детях. Я обещаю тебе, что больше не буду помышлять о самоубийстве, постараюсь жить, дышать полной грудью. Не знаю, как это получится без тебя, но я постараюсь… Прости меня за всё, прости за то, что даже теперь я не даю тебе покоя. Спасибо тебе!

Джинён села рядом с Юнхо, глядя в глаза любимого, глаза, которые, к сожалению, не видели её сейчас, да и не увидят больше. Она отчётливо осознавала, что всё кончено, что скоро она покинет этот мир навсегда, а Юнхо, её Юнхо будет жить. Именно это радовало её сейчас больше всего. Миссия удалась.

- Она слышит тебя… - сказал Дже.

Девушка посмотрела на парня и у неё возникла несколько эксцентричная идея:

- Дже, спасибо тебе за всё, ты очень помог мне. Тебе всё же удалось достучаться до него. Я тебе очень благодарна, но… разреши мне попрощаться с ним по-настоящему. Он меня не увидит, но сможет слышать. Прошу тебя, помоги мне ещё раз. Клянусь, это будет моей последней просьбой.

Глаза Ким снова приняли форму блюдец. Он не совсем понимал, чего от него хотят. Парень вопросительно посмотрел на Джинён, та кивнула в знак того, что поняла вопрос:

- Я говорю о теле, о твоём теле, Дже. Видеть он будет тебя, но слышать меня, понимаешь? Пусть и твоим голосом, но я сама смогу рассказать ему обо всём.

Джеджун отчаянно замотал головой:

- Нет!!! Ты совсем сбрендила. Я что, по-твоему, бюро проката?! Ты вообще соображаешь, о чём меня просишь?!

Юнхо наблюдал за парнем, который с кем-то спорил, теперь он даже знал, с кем именно, но всё равно было непривычно наблюдать, как кто-то отчаянно спорит с невидимкой.

- Джеджун, что случилось, почему ты так кричишь? – обеспокоенно спросил он у Кима. Тот, переведя взгляд на Чона, произнёс возмущённо:

- Ты представляешь, ей мало того, что я для вас сделал! Теперь она требует моё тело, чтобы поговорить и попрощаться с тобой. Нет, она определённо сошла с ума. Теперь я уверен, что призраки тоже этим страдают.

- Как?! Она может вселиться в твое тело?! Но ведь это здорово!

- Ага, просто зашибись, как здорово. Вы оба – сумасшедшие.

- Ну, Дже, прошу, только до утра, - Джинён состроила щенячьи глазки.

- Я сказал - нет, отвали, - злобно прошипел тот.

- Дже, прошу, согласись с ней, она же скоро покинет нас, ну, пожалуйста, - теперь щенячьи глазки Юнхо.

- Да я… да вы… идите на фиг…

- Джееееее, раздалось в унисон.

- Сговорились? Достали. Не зря говорится: «Не делай добра – не получишь зла».

- Дженечка, спасибо тебе, милый, - радости Джинён не было предела.

- Эй-эй-эй, я ещё не согласился, - возмущённо воскликнул Ким.

- А, по-моему - уже, - улыбаясь, произнёс Юнхо.

- Изверги, и на фига я в тот день шёл именно той дорогой, где ты гуляла… - пробубнил себе под нос Джеджун, глубоко вздохнув. Затем, картинно закатив глаза, продолжил:

- Ладно, пытайте меня, фашисты проклятые, - чем вызвал дикий ржач.

- Обещаю, что пытать буду только ласками, - всё ещё хохоча, проговорил Юнхо.

- Только попробуй. Джинён-то уйдёт, а вот я тебе припомню, если вздумаешь надругаться над моей бренной тушкой, - угрожающе прошипел Дже.

- Очень красивой тушкой, вынужден признать. И заметь, попробовать надругаться не я предложил, - Юнхо произнёс это настолько серьёзно, что Ким опешил, но увидев, что тот, не выдержав, снова заржал, накинулся на Чона с кулаками.

- Осторожно, куколка, - практически в губы прошептал мужчина, крепко схватив парня за запястья и заведя его руки за спину, - ты слишком сексуален, когда сердишься…

Джеджун потерялся, он не знал, как ответить, но тут положение спасла Джинён:

- А ну, прекращайте свои брачные игры павианов. Дже, до рассвета не так много времени осталось. Ты же обещал.

- Я?! Когда я мог такое обещать. Вы, два извращенца, вообще моим мнением не интересуетесь!

- Ну, ладно, я же серьёзно… - взгляд девушки погрустнел, парню даже стыдно стало.

- Хорошо, - согласился он, высвобождаясь из захвата Юнхо. – Выбора у меня всё равно уже нет…




* Мухаммад аз-Захири ас-Самарканди «Синдбад-наме»
Перевод стихов А.В. Старостина.


Часть 5
Ким застыл, ожидая, что же будет, почувствует ли он что-нибудь, как будет реагировать тело и мозг – это всё ж таки внедрение извне.

Юнхо внимательно наблюдал за парнем. Ему очень было интересно, как совершится подобный переход, и возможно ли вообще постороннему глазу что-либо заметить. Увидев, что молодой человек застыл, Чон решил проверить:

- Джинён?.. Это ты? – не дождавшись ответа, мужчина решил подойти поближе. Он положил руку на плечо Дже и тут же подпрыгнул от неожиданности.

- Ты что?! Совсем страх потерял?! Я - еще мужик!!! Быстро отошёл на три шага назад! – встрепенувшись от прикосновения, заорал Ким. И уже в сторону Джинён:

- Ладно, давай, я уже готов, а то этот бугай обслюнявит меня раньше, чем ты успеешь… В общем, лишит мой мозг целомудрия… Надеюсь, ты вернёшь мою тушку целой, и по возможности невредимой, иначе я тебя найду на том свете и превращу твоё райское времяпрепровождение в ад, а этому, - кивок в сторону Юнхо, - я успею и здесь мозг вынести. Мы, Кимы – народ добрый и абсолютно незлопамятный, отомстим и забудем… что отомстили, поэтому месть моя будет вечной… - прозвучало это устало, и больше было похоже на бред. Затем взгляд затуманился…

Каких-либо изменений Джеджун не заметил, ибо их и не было. Он просто расслабился, и… его выключили…

Джинён огляделась – ничего не изменилось, вроде бы, всё осталось прежним. Но, вздохнув полной грудью, она почувствовала, как воздух наполняет лёгкие. Сейчас она в какой-то мере понимала токсикоманов, ибо от свежего воздуха закружилась голова, но даже это небольшое чувство дискомфорта доставило ей удовольствие. Посмотрев на Юнхо, она бросилась к нему на шею.

Чон продолжал наблюдать за Кимом. Вот он бормочет, будто в бреду, вот взгляд затуманился, но через мгновение вновь просветлел. Вот парень оглянулся, глубоко вдохнул, будто пробуя воздух на вкус, и кинулся ему на шею.

- Джеджун? – Юнхо еще не уверен, но он не против, чтобы парень еще теснее к нему прижался – настолько это приятно. Он даже не расстроился бы, наверное, если бы эксперимент не удался. Но Джеджун отвечает:

- Милый, это я.

Голос так и остался мужским, несколько хриплым, завораживающе хриплым, но интонация… Как давно к нему не обращались таким тоном, родным и, в то же время, уже почти незнакомым.

А Дже продолжает, нет не Дже, уже Джинён:

- Мне надо столько всего тебе рассказать… Поедем домой, у нас не так много времени – скоро рассвет.

Они вызвали такси.

Юнхо всё ещё не верил, что Джинён вновь рядом с ним, пусть только до рассвета, пусть в мужском теле, но ведь не это главное, разве не так? Разве мог об этом мечтать еще сегодня утром. Что бы случилось, если бы Дже был менее настойчив, если бы Джинён, его Джинён, не заставила парня помочь ей, пусть и угрожая, но ведь это оказалось оправданным. Хотя мужчина не мог себе даже представить, как бы сам повёл себя в подобной ситуации.

А сейчас рядом с ним сидит его любимая в теле красивого парня – и это даже не вызывает дискомфорта, настолько он привык за несколько часов к этому эксцентричному мальчишке. Ну, разве можно представить, что у этой язвы, которая, кажется, из принципа делает и говорит всё наперекор, может иметься жена и дочь? Его самого порой не мешает отшлёпать… «Кстати, а это мысль!» - и так озорно блеснули глаза мужчины, который представил в этот момент, как он наказывает красавчика, что Джинён, глядя на Юнхо глазами Джеджуна, спросила заинтересованно:

- Я что-то смешное сказала или ты думал о чём-то своём?

- Да нет, ничего, это я так… рад, что ты всё-таки нашла способ связаться со мной, - поспешил ответить Чон, ибо ему даже перед собой стыдно было за подобные фантазии.

Доехали они быстро.

Пройдя в квартиру, первым делом Джинён, схватив чистый махровый халат, побежала в ванную. Там, раздевшись, она стала разглядывать тело, «взятое напрокат». Девушку не отпускало чувство, что сейчас она занимается подглядыванием. А Джеджун действительно был красив. В меру накачанное тело, сверкающее молочной белизной, словно высеченное из мрамора, выглядело великолепно: широкие плечи, мышцы на руках выглядели литыми, на животе – пресс в шесть кубиков, несколько несвойственная для мужской фигуры, тонкая талия. Кто знает, встреться ей подобный красавец раньше Юнхо, может, она и влюбилась бы… Закончив с осмотром, быстро искупалась и выскочила, позволив Юно тоже освежиться.

И вот они оба в халатах сидят на кухне, болтают, делятся мыслями, рассказывают, что пережили за время разлуки. Помимо разговора, Джинён наслаждается вкусом еды. Ей кажется, что никогда в жизни она не ела настолько вкусный рамён. А Юнхо чувствует себя немного неловко, ибо, понимая, что сейчас, разговаривая со своей возлюбленной, всё-таки видит перед собой привлекательного парня. Даже попытка закрыть глаза не спасает положения – голос всё равно напоминает о Киме. Он не мог дать себе отчёта, за что именно ему было так неловко: оттого, что думает о парне, зная, что рядом Джинён, или оттого, что «оболочка» невесты несколько необычна и сбивает с толку, не давая возможности расслабиться и полностью насладиться обществом возлюбленной.

Когда, казалось, темы для разговора были исчерпаны, наступило неловкое молчание. Молодые люди несколько мгновений сидели, пристально глядя в глаза друг другу. Кто потянулся первым, сейчас сказать сложно, но губы встретились. Поцелуй из лёгкого, изучающего превратился в глубокий, полный страсти, от которого напрочь сносило голову. Дыхание срывалось. Подхватив Джинён на руки, Юно, не разрывая поцелуя, понёс её в комнату.

Как давно они не были вместе. Да, плоское мускулистое тело немного сбивало с толку, но и придавало пикантности положению. Мужчина ужаснулся, поняв, что ему нравится, как это тело реагирует на его ласки. Джинён уже стонала в полный голос – она уже забыла, насколько это приятно – быть в постели с любимым мужчиной. А тот выцеловывал шею, спускаясь к ключицам, чуть прикусывал поочерёдно соски. Руки, поглаживая, бегали вдоль тела. Вся неловкость исчезла – настолько всё казалось естественным. С живота Юно, пытаясь игнорировать эрегированное достоинство, перебрался на внутреннюю поверхность бедёр, целуя и прикусывая, от чего стоны Джинён стали ещё громче, а тело стало выгибаться сильнее. Убедив себя, что не имеет значения, в чьём теле сейчас находится его любимая, мужчина заставил себя прикоснуться к чужому члену, плотно обхватывая его ладонью и начиная вверх-вниз водить по стволу. В конце концов, ему это показалось настолько естественным, будто он себе помогал. Джинён, крикнув протяжно, кончила.

И так завораживающе-прекрасно выглядело молодое мужское тело, бьющееся под ним в экстазе, что Юнхо невольно залюбовался, и в то же время испугался, что именно в этот момент он, может быть, начал превращаться в гея. Ничего конкретного по поводу того, как это превращение происходит, он не знал, но страх и отвращение перед этим словом он испытывал с детства. Когда в посёлке, где он отдыхал, будучи маленьким ребенком, двоих парней заподозрили в романтических отношениях, хотя те уверяли, что просто близкие друзья. Но девушка, которой отказал когда-то один из парней, распустила сплетни, что видела их целующимися… Вспоминать было больно… Парней просто забили. Палками, камнями, чем ни попадя. Их растерзанные и оплёванные трупы родственники смогли забрать лишь с наступлением ночи, чтобы в темноте тихо похоронить. Даже его отец, которого мальчик почти боготворил, считал, что поступили с ними правильно… Прошло много лет. Юно почти забыл данный инцидент. И вот сейчас память подбрасывает ему это страшное воспоминание.

Но, как ни странно, всё это быстро вылетело из головы, стоило лишь ему услышать взволнованный голос:

- Юнни, дорогой, что случилось? На тебе лица нет. Я думала, что тебе приятно было.

- Нет, всё в порядке, милая, я просто задумался, - ответил мужчина, глядя в миндалевидные глаза любовницы… или любовника – не всё ли равно. Главное, что им обоим (или уже троим?!) хорошо именно здесь и сейчас. Ибо с недавних пор Юнхо понял, что планировать ничего нельзя, надо жить одним днём.

- Юнни, закрой глаза, я хочу доставить тебе удовольствие немного другим способом… - хрипло проговорила Джинён.

Юно, ни о чём не спрашивая, закрыл глаза и откинулся на подушку, ибо знал что именно имела в виду девушка. Он просто отдался ощущениям.

Мягкие, влажные губы вели дорожку из поцелуев от груди до живота, возвращаясь, блуждая по всему телу, заставляя покрываться мурашками, нехилыми такими мурашками… Вот они накрыли самый чувствительный на данный момент орган. Юнхо, почувствовав, как этот самый орган входит в теплое и влажное пространство. Он толкнулся, пытаясь полностью погрузиться туда. Джинён начала интенсивно двигать головой, язычком выводя узоры на стволе, пытаясь проникнуть в маленькое отверстие, от чего наслаждение моментом стало только острее. У девушки получалось великолепно. Мужчину подбрасывало на кровати при каждом погружении в этот ротик. Юнхо открыл глаза и, увидев глаза молодого человека, подёрнутые дымкой, губы влажные от слюны и естественной смазки, с громким стоном, больше походящим на крик, кончил.

Потом оба лежали, восстанавливая дыхание. Усталость и нервное перенапряжение прошедшего дня давали о себе знать. Уже засыпая, Юнхо услышал слова Джинён:

- Спасибо тебе, милый, что ты был в моей жизни. Надеюсь, теперь ты будешь счастлив. Обязательно поблагодари Джеджуна за предоставленный нам шанс. Только благодаря этому молодому человеку, всё в нашей истории закончилось благополучно, если это можно так назвать. Не тоскуй и не плачь обо мне, вспоминай только радостные моменты. Прощай…

Подарив мужчине лёгкий поцелуй, Джинён почувствовала, как её тянет куда-то, именно так, наверное, чувствуют себя вещи, которые затягивает в пылесос. Никакого туннеля, по которому летишь на свет, не было. Просто тьма, ощущение пустоты, а потом – яркий свет, будто ты стоишь на вершине горы, усыпанной снегом – и ни одного тёмного пятнышка…

* * *
Утром Юнхо проснулся первым. Приподнявшись немного и опершись на локоть, он с улыбкой наблюдал за спящим парнем. Тот был таким хорошеньким, ни за что бы не догадался, глядя на это ангельское личико, что Ким Джеджун – та еще язва, на язык которой лучше не попадаться. Вот затрепетали ресницы, открылись глаза, взгляд которых, поблуждав немного, остановился на нагом мужчине, лежащем рядом. ЛЕЖАЩЕМ?! ГОЛОМ?!

Дже соскочил с кровати, как ужаленный, глядя на Чона расширившимися от ужаса глазами:

- Ты, извращенец, что ты со мной сделал?! – орал парень.

- Ты хочешь, чтобы я просто рассказал или наглядно продемонстрировал, - Юнхо было забавно наблюдать за реакцией парня, он решил немного подтрунить над ним в отместку за все его вчерашние издёвки.

- Ты…ты… сволочь – вот, кто ты! Вы же обещали, что с моим телом ничего не случится!

- А с ним что-нибудь случилось? – ухмыльнувшись, спросил мужчина.

Дже замолчав, начал внимательно себя осматривать и прислушиваться к ощущениям. Вроде бы ничего не болело, но на теле были засохшие пятна какой-то субстанции, он даже догадывался, какой.

- Это же сперма?

- Как ты догадлив, однако, заметь, это ТВОЯ сперма, следовательно, твое тело всё же получило удовольствие от процесса. А по поводу остального… Разве твоя задница тебе ничего не говорит? - Юно нравилось смущать парня. Он сейчас выглядел настолько привлекательным: голый, с горящими глазами, припухшими после ночных поцелуев губами, покрывшийся румянцем от смущения. Поэтому он продолжил, хищно улыбнувшись:

- И ты даже представить себе не можешь, насколько сейчас привлекателен, когда стоишь голый с лихорадочно блестящими глазами, растрепанный и смущённый. Я даже могу забыть на время, что являюсь натуралом, хотя один раз, этой ночью, я об этом уже забыл.

- Извращенец! – пискнул Ким, лицо которого приняло окраску спелого помидора, и побежал искать ванную комнату, дабы смыть с себя всё, что его тело, под руководством Джинён, натворило ночью.

Помывшись, Дже обернул бёдра полотенцем, ибо, в отличие от Джинён, не знал, где достать халат. Правда, на выходе из ванной его ждал хозяин квартиры с парой чистых халатов в руках. Протянув один из них парню, Чон тоже зашёл в ванную.

Уже через пятнадцать минут молодые люди сидели на кухне. Ели приготовленный на скорую руку омлет. В комнате повисло напряжённое молчание. Никто не знал, о чём можно говорить в такой неловкой ситуации. Наконец, тишина была нарушена:

- Джеджун, спасибо тебе большое за всё, что ты сделал для нас с Джинён. Ведь, благодаря тебе, я жив. Поверь, я никогда не забуду твоей услуги. Джинён тоже просила поблагодарить тебя, ибо сама это сделать не смогла.

- Я рад, что оказался полезен. Но… я даже не знаю, как спросить… может… боже, это так неловко… но всё же, ты не мог бы рассказать мне, как у вас всё прошло?

Мужчина удивлённо посмотрел на смущённого парня. Дже опустил глаза, пробормотав:

- Прости, я понимаю, что это очень личное, прости ещё раз, что спросил…

- Да нет, я согласен тебе рассказать об этом, тем более частично ты всё же являлся непосредственным участником всего, что происходило ночью, более того, я готов показать…

Услышав последнюю фразу, Дже поднял глаза на собеседника. Он увидел, как тот быстро приблизившись, обхватил его лицо ладонями и впился в губы страстным поцелуем. Парень был ошеломлён, ему казалось, что всё его тело плавится. А Чон, отпустив лицо, продолжал целовать даже не помышлявшего о сопротивлении Кима, придерживая того одной рукой за затылок, а другой, проведя по спине, сжал ягодицу. Молодой человек застонал, что завело Юнхо ещё сильнее. Опять мужчине показалось, что история повторяется. Он подхватил парня на руки и понёс в спальню, впиваясь в шею, словно вампир. Положив Джеджуна на кровать, он стал целовать это красивое, так бурно реагирующее на ласки тело. Всё как вчера. С той лишь разницей, что сегодня он реально осознал, что хочет именно этого парня, не только это красивое тело, а именно самого Дже. Ласки, в отличие от ночных, были несколько грубее - Юнхо сознательно оставлял на белоснежной коже багровые отметины. А Ким стонал в голос, он хотел получить разрядку. Чон решил доставить удовольствие парню именно тем способом, которым вчера Джинён довела его до оргазма. Он плюнул на все свои предрассудки и, опускаясь поцелуями вниз, накрыл губами вставший колом член Джеджуна. Воспоминания о том, как это делала вчера девушка, были свежи, поэтому, повторяя все движения, которые запомнил, Юно через десять минут, услышав благодарное «Дааааа…», постарался проглотить всё, чем «поделился» с ним парень. Мужчина лежал и смотрел, как Дже приходит в себя. Вот глаза того обрели осмысленное выражение. Улыбаясь, он глянул на Юнхо:

- Это было просто великолепно… Спасибо, - посмотрев на возбуждённую плоть Чона, Дже смущенно пробормотал:

- Извини, но я могу помочь тебе только традиционным способом, - и положил ладошку на ствол.

Разрядка наступила быстро. Потом, отдышавшись, молодые люди вместе пошли в душ. Перемежая водные процедуры с поцелуями до одури, до головокружения…


* * *

Собираясь домой, Джеджун начал разглядывать в себя в зеркале, то и дело возмущённо восклицая:

- Маньяк, ты что, месяц мяса не видел?! Вот какого ты меня так покусал, грызун плотоядный. Мне же теперь придётся срочно собраться в какую-нибудь командировку, чтобы Юна не увидела, что её мужа кто-то ел.

- Ну чего ты верещишь? Ты же сам был не против – стонал так, что все соседи, небось, обкончались от твоих пошлых «да», «хочу», «сильнее»… А хочешь, я поеду в командировку с тобой, чтобы ты не заскучал? – хитро прищурившись, спросил мужчина.

- Еще чего, тогда ты меня точно сожрёшь. Я не хочу, чтобы Сохён пришлось всем объяснять, что этот обглоданный скелетик и есть её папка.

- Да ладно, я буду осторожен.

- Я подумаю… Но не забывай, я – женатый человек и люблю свою семью, а тебя знаю ровно сутки. И, вообще, я – не гей.

- Ну да, мы оба – ни разу не геи

- Угу, ни в одном глазу, - молодые люди расхохотались.

Юнхо не знал, как всё у них сложится, будет ли у них настоящий «гейский» секс, но был уверен, что Джеджун никогда не бросит своих девочек. А значит, один конкурент, в лице Юны, у него всё же есть. Как же сделать так, чтобы конкурент стал союзником… Ладно, он подумает об этом завтра, как говорила героиня любимого фильма Джинён...

22:41 

Приведение ли... части 1,2,3

Я подумаю об этом завтра...
Автор: МасКа 2

Фэндом: Dong Bang Shin Ki
Персонажи: Юнхо/Джинён, Джеджун/Юна, Юнхо/Джеджун.

Рейтинг: R
Жанры: Гет, Слэш (яой), Ангст, Драма, AU
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини, 31 страница
Кол-во частей: 5
Статус: закончен

Описание:
Как долго длится счастье? Года, минуты, мгновения? У каждого свой критерий...

Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения со ссылкой на данную страничку, плюс мне ссылку на сайт, где опубликовано.

Примечания автора:
Идея накрыла после просмотра в очередной раз фильма "Привидение" с Патриком Суэйзи и Деми Мур.

Визуализация героев:
Юнхо:
Джеджун:
Юна:
Джинён:



Часть 1
Юнхо возвращался домой в приподнятом настроении. Сегодня ровно год, как они с Джинён вместе. День, когда они впервые встретились, Чон помнил, будто это было вчера.

Флешбэк.

Если двум сердцам влюбленным суждено соединиться,
То немедля весть об этом по земле распространится,
Потому что редко можно два такие сердца встретить,—
Ведь блаженное слиянье чаще людям только снится.*


Молодой человек покидал офис с чувством, будто ему все по силам, ибо удалось провернуть дело, на положительный исход которого уже никто в фирме не надеялся. Поэтому давно ни на одном совещании, вот уже в течение месяца, никто не поднимал вопрос о продвижении в нём. Но, вдруг, Юнхо встретился человек, заинтересовавшийся именно этим заброшенным проектом. Презентация, предложенная молодым человеком, привела клиента в восторг, поэтому, сдвинувшись с мертвой точки, дело было завершено в считанные дни, а именно – за неделю, включающую кучу бессонных ночей, но оно того стоило: гонорар Юнхо составил пятизначное число в американских деньгах. Поэтому, он был не просто доволен – он был счастлив!

И вот, переступая порог на выходе из офиса, Чон вдруг спотыкается, да так, что чуть нос не расквасил о натертый мастикой до блеска паркетный пол. Порог этот не возник вдруг ниоткуда, он был здесь всегда, причем, никто из сотрудников никогда не спотыкался на этом месте, и Юнхо не был исключением. Но сегодня явно что-то пошло не так…

Молодой человек вошел в лифт, который, по словам старожилов, ни разу не ломался со времен сдачи его в эксплуатацию, а это без малого 20 лет…

Так вот, Юнхо и здесь не повезло – лифт, приняв пассажира в свои железно-зеркальные объятия, проехал восемь этажей и, вздрогнув, застыл между девятым и восьмым.

Клаустрофобией молодой человек не страдал, поэтому, нажав на кнопку вызова техника, терпеливо принялся ждать, когда его освободят из плена, ибо по плану на сегодня было намечено свидание по договорённости, которое организовала его маман, жаждущая получить внуков любым путём. Ибо сам Юнхо предпочитал не торопить события и согласился на сегодняшнюю встречу лишь из-за угрозы госпожи Чон умереть, не дождавшись наследников.

«Наследников чего?» - этот вопрос очень интересовал парня, но задать его матери он так и не решился, ибо сам знал, что кроме дома, который когда-то построил его отец, у семьи Чон больше ничего не имелось.

Освободили его довольно-таки быстро: просто открыли дверь и вытянули из кабины за руки, в результате чего, правда, его костюм стал напоминать наряд опустившегося интеллигента, одетого в стиле «половой тряпки».

Даже после этого Юнхо ещё пытался сохранить последние крохи оптимизма, наличие которого стремительно близилось к нулю - у него была ещё масса времени, чтобы заскочить домой и переодеться.

Небо, хмурившееся весь день, разразилось, наконец, ливнем. Из-за дождя, лившегося стеной, и вовсе хотелось утопиться в ближайшей луже. Даже радость от удачно проведенной сделки как корова языком слизала…

В квартиру «любимец Фортуны» заскочил вымокшим до нитки, несмотря на то, что от машины
до подъезда пробежать нужно было всего три метра.

Переодевшись в обычные джинсы и чёрную рубашку, накинув на плечи кашемировый пуловер, Чон отправился навстречу неизвестности, вернее, если верить маме, на встречу с матерью своих будущих детей…

Ресторан, в котором должно было состояться свидание, выглядел довольно уютно. Маленькие столики, рассчитанные максимум на четверых, приглушённый свет матовых светильников, спокойная музыка, льющаяся из динамиков, встроенных по всему периметру помещения, мягкие кресла – всё располагало к тому, чтобы настроиться на романтический лад.

Девушка пришла через десять минут. Была она хороша собой - это даже искушённый Чон вынужден был признать. Скромное платье кремового цвета, неброский макияж, только подчёркивающий всю прелесть молодой девушки, глаза цвета тёмного янтаря, в которые нельзя было смотреть долго, ибо тебя начинало затягивать в эту янтарную тёплую глубину, заставляя раствориться в них и забыть обо всём на свете – всё во внешности пока ещё незнакомки было безупречно. Это радовало и пугало одновременно.

- Добрый вечер, меня зовут Джинён. Наши мамы познакомились в очереди в супермаркет. Они дружат уже полтора года, поэтому, думаю, что у вас тоже не было возможности отказаться от этой встречи. Вероятно, Ваша мама пригрозила Вам, что перестанет разговаривать с Вами, в случае отказа, что сделала моя, - весело улыбаясь, произнесла девушка.

- Добрый. Я – Юнхо. Моя воспользовалась более радикальным методом – обещала умереть, - тут рассмеялись оба.

Обстановка быстро разрядилась, благо тем для разговоров у молодых людей нашлось немало. Казалось, что они с полуслова понимают друг друга. Когда один начинал фразу, другой её заканчивал. Время пролетело незаметно, блюда на столе остались почти нетронутыми, они просто не чувствовали голода, ибо очень хотели успеть поговорить обо всём, будто больше времени не представится.

Расставаться очень не хотелось, но Юнхо не мог предложить Джинён в первый же день знакомства отправиться к нему домой - слишком не похожа она была на всех, знакомых ему девушек. Хотелось верить в её чистоту и невинность.

А та, в свою очередь, тоже не могла сказать парню, насколько он ей понравился, даже на минуту расставаться с ним не хотелось, не говоря о нескольких днях, но порядочные девушки так поступать не должны, да и что Юнхо может о ней подумать после такого признания.

Поэтому оба, испытывая нерешительность, выказали желание встретиться ещё раз. На прощание пожав друг другу руки. Чон несколько дольше, чем положено, задержал руку девушки в своей, поймав благодарный взгляд янтарных глаз, заметив, каким пунцовым стало её лицо. Когда руки разъединились, Джинён, резко развернувшись, побежала к своей машине, будто боясь, что её сейчас остановят и, выведав все тайны, больше уже не отпустят, или она сама не захочет уходить…

Юнхо же, глядя вслед убегающей, думал, насколько он благодарен своей матери за то, что та так любит посещать супермаркеты…
Конец флешбэка.

Да, такова судьба, закон ее жесток,
Все в мире нам дано на очень краткий срок.*


И вот уже прошёл год… Целый год, проведённый рядом с любимой. Ибо уже на второй неделе знакомства молодые люди поняли, что это и есть та самая любовь, о которой пишут в книгах, когда дышать не можешь без дорогого твоему сердцу человека. Когда Джинён находилась рядом, Юнхо казалось, что воздух вокруг них сгущался, обволакивая своими мягкими объятиями, ограждая от целого мира, образуя маленький островок, наполненный только любовью.

Они даже поссориться не могли, потому что споров ни по какому вопросу не возникало. Это как смотришься в зеркало: вроде на тебя оттуда смотрит твоя полная противоположность, но на самом деле, если лицом к лицу - совпадение стопроцентное. Матери нарадоваться не могли и сразу согласились, когда молодые, спустя два месяца после знакомства, решили жить вместе. Уже шились крохотные распашонки и ползунки – родительницы уверены были, что при такой идиллии появление первенца не за горами. А там, глядишь, и не один внучок родится.

Юнхо и Джинён решили со свадьбой не торопиться. Однако, по прошествии года, Чон понял, что хочет назвать этого ангела своей женой, поэтому сегодня после работы зашёл в магазин Картье, выбрав там скромное на вид колечко в виде двух веточек с цветком сакуры, венчающим их соединение.

Заехав за девушкой домой, он повёз её отмечать годовщину в тот самый ресторанчик, где прошло их первое свидание, организованное матушками.


Казалось, что за год в ресторанчике ничего не изменилось. Та же уютная, почти домашняя обстановка, знакомая музыка.

Вечер прошёл просто замечательно. Молодые люди вспомнили свою первую встречу. Вот уже год, как они вместе, а, казалось, наглядеться друг на друга не могли.

И вот наступил час Х. Юнхо достал коробочку с заветным колечком.

- Джинён, прошу тебя, стань моей женой. Мы знакомы с тобой целый год и вместе с тем, всего год. Хочу прожить с тобой всю жизнь, вырастить наших детей, нянчить внуков. Кажется, что и целой жизни рядом с тобой будет мало…

Слёзы навернулись на глаза девушки после таких проникновенных слов. Она молча протянула левую руку, на безымянный палец которой Юнхо надел то самое колечко, которое оказалось несколько великовато для тонкого пальчика. Юнхо пошутил, что, дескать «навырост». Изящная вещица засверкала россыпью бриллиантовой пыли, что покрывала цветок сакуры, будто приветствуя свою новую хозяйку.

Закончив ужин, счастливая пара решила поскорее вернуться домой. Схватившись за руки, они быстро покинули заведение. Выйдя наружу, Джинён подняла руку, пытаясь подозвать такси со стоянки. Злополучное кольцо слетело с пальца и покатилось в сторону проезжей части. Засмеявшись, девушка побежала догонять его, пока на дороге не было транспорта. Кольцо попало между прутьями слива для дождевой воды. Джинён присела, чтобы попытаться достать его оттуда, как услышала крик Юнхо. Подняв голову, увидела только слепящий свет фар, а дальше провал…

Юнхо не успел ничего сообразить – настолько быстро всё произошло. Казалось, только на секунду отвернулся, чтобы посмотреть, есть ли на стоянке свободные машины, а когда повернулся назад, Джинён рядом уже не было. Оглянувшись по сторонам, он увидел девушку на проезжей части, навстречу которой с бешеной скоростью мчался автомобиль. Через мгновение раздался глухой удар, визг тормозов, и, как в замедленной съёмке, молодой человек увидел, как тело любимой, пролетев несколько метров, упало на обочину. Глядя на него, создавалось впечатление, что это кукла, поломанная нерадивым ребенком – настолько неестественна была поза. Рот его замер в немом крике. Подбежав, опустился на колени, обхватил руками голову любимой:

- Джинён, открой глаза, дорогая моя девочка, пожалуйста!!! – прижал к себе безвольное тело, руки заливала тёплая кровь. – Нет!!! Ты не оставишь меня! Ты не можешь! Не должна!!! Неееееет!!! – сознание выключилось…

Кто-то вызвал скорую. Толпа увеличивалась. Двое мужчин выволокли из машины, которая врезалась в столб после столкновения с девушкой, парня, залитого кровью. Оказалось, что при столкновении в автомобиле сработала подушка безопасности, и дезориентированный водитель не смог скрыться с места преступления, врезавшись в столб. Из разбитой брови текла кровь. Ему повезло, чего нельзя было сказать о жертве. Водитель был пьян…



* * * * *
Всё в жизни Джеджуна сложилось идеально. Дома души в нём не чаяли. Ведь не было лучшего помощника для матери на кухне, ибо с ранних лет он полюбил готовить, не было лучшей подружки для сестёр, которой можно было доверить все секреты, не боясь, что отобьёт парня или посмеётся над наивными мечтами. Да и с отцом он находил много тем для сугубо мужских разговоров и частенько ездил с ним на рыбалку.

С самой школы во всех компаниях Джеджун был заводилой, несмотря на его неспособность льстить и привычку «резать правду-матушку» в глаза. Немало девушек побывало в его постели, ещё больше мечтало об этом, но… желающих было слишком много.

Эту самую школу он закончил с отличием, с красным дипломом - университет. Работу выбрал согласно своей увлекающейся натуре – дизайнер помещений и художник-оформитель в одном флаконе. Так как расписание и Дже были абсолютно несовместимы, то и работал молодой человек исключительно на себя, открыв собственную фирму, в которой состояли пока только он и его третья сестра Сукджин в качестве секретаря и координатора. Надобности в расширении штата они не видели.

Работа очень нравилась парню, но был один существенный минус. Из-за привлекательной внешности к нему липли не только женщины, но и от представителей сильного пола он нередко получал недвусмысленные предложения. То, что молодой человек был уже женат и имел ребенка, мало кого останавливало. Поэтому приходилось держать круговую оборону. Жене, конечно, он старался поменьше об этом рассказывать, но она сама всё понимала, ибо тоже сначала обратила внимание на яркую внешность, а уж потом, в процессе общения, узнала, насколько глубокий и ранимый человек кроется под внешностью корейского Кена.

Сегодня он закончил оформление двухуровневой квартиры, хозяйка которой постоянно старалась, как бы невзначай, прижать его грудью пятого размера к какой-нибудь плоскости, шкаф то был или стена – значения не имело. Джеджун пытался мягко отстраняться, стараясь предусмотреть все возможные варианты покушения на себя любимого в сексуальном плане. Но сегодня деньги за работу были переведены на счёт, и он мог, наконец-то, попрощаться со слишком гостеприимной женщиной, пообещав той, что обязательно будет работать над интерьером загородного дома, если той понадобится, про себя решив, что ни за какие коврижки не вернётся сюда. А ещё попросит нуну занести даму в чёрный список, куда входили люди, с которыми он больше не хотел иметь дел, для которых всегда был занят впоследствии.

Он шёл по освещенной витринами улице мимо какого-то небольшого ресторанчика, где сегодня было слишком многолюдно. Увидев две машины скорой помощи, а немного поодаль - полицейскую, Дже остановился, пытаясь понять, что же произошло.

В скорую помощь загружали каталку, на которой лежало тело молодого человека. Тот, видимо, был жив, так как девушка в белом халате прижимала к его лицу маску. Рядом сидел молодой человек с перевязанной головой. А поодаль, на асфальте, запачканном кровью, лежало тело, накрытое белой простынёй. И судя по тому, что никто из медработников не проявлял к нему интереса, человек был мёртв. Подойдя поближе, Джеджун поинтересовался, что здесь произошло. Ему ответил молодой человек в униформе официанта:

- Вон там, под простынёй, тело молодой девушки, которую сбила машина, летевшая на большой скорости. А парень потерял сознание, увидев, что случилось со спутницей. Представляете, он сегодня предложение ей сделал. Как жаль, такая красивая пара… была… я их столик обслуживал. А этот, - молодой человек кивнул в сторону перевязанного, - и есть тот самый водитель, что совершил наезд. Правда, и сам далеко не уехал – до первого столба. И всего-то бровь разбил, а забинтовали эту пьянь, будто половины головы лишился.

«Какое несчастье, - подумал художник, - я не представляю, что было бы со мной, случись что-нибудь с Юной». С этими мыслями решил поспешить домой, как что-то отвлекло его внимание. Это «что-то» оказалось погибшей девушкой - она медленно поднялась с земли, даже не шелохнув простыню, которой была накрыта. С какой-то обречённостью подошла к скорой помощи, заглянув внутрь. Джеджун обрадовался было, что вот она, живая и невредимая, а значит, всё в порядке. Как увидел, что санитар, решивший закрыть дверь скорой, прошёл сквозь неё, даже не замечая этого, а потом и сама дверь так же прошла сквозь девушку, захлопываясь. И без того немелкие глаза парня стали ещё больше, рот открылся - но ни звука, голос пропал от ужаса. Казалось, волосы встали дыбом. И тут он заметил, что девушка обернулась и пристально посмотрела на него. Нервы Джеджуна не выдержали, он со всех ног бросился бежать, ему казалось, что призрак гонится за ним, бесшумно скользя по улицам.

Очнулся он только у двери в собственную квартиру. Ким совершенно не помнил, как преодолел весь этот путь. Постоял на площадке, немного отдышавшись, чтобы не пугать жену и маленькую Сохён. И только потом, открыв дверь, вошёл в дом…

POV Джинён

И зачем так резко рукой махнула… колечко, куда ты покатилось? Надо быстро подобрать, пока нет машин. Ну, доставайся же, немного осталось… Крик?! Юнхо? Что случи… Слишком яркий свет…

Какая легкость во всём теле. Ощущение, что выспалась, будто на облаке лежала… Я легла спать в одежде?! Почему я сплю на асфальте?!!

Что случилось, почему здесь полиция и скорая помощь? О, с Юнхо что-то случилось? Вероятно, это просто сон, надо быстрее проснуться… мужчина, аккурат… о, как он прошёл сквозь меня?! Мне что, снится какая-то мистика?! Давай, Джинён, просыпайся скорее… Дверь! Осторожно! Теперь что, всё сквозь меня проходить будет?! Куда вы везёте Юнхо?

Ау, людииии, вы что, не видите меня? Боже, когда же я проснусь!!! Никто не обращает на меня внимания, будто я – пустое место… О, молодой человек… он смотрит на меня в упор… Убежал, но он определённо меня видел! Что же теперь мне делать?

О чём говорят эти люди? Я подошла к беседующим в сторонке мужчинам. Один был в белом халате, вероятно, врач со скорой, второй же в форме полицейского. Что же в конце концов произошло?!

- Девушку уже невозможно спасти? – спросил страж порядка.

- Да, к сожалению. Смерть была мгновенной. Вероятно, сразу после сильного удара о бампер, шейные позвонки сместились, а при падении на землю сухожилия, что ещё держали их, порвались, плюс затылочная часть головы превратилась в месиво, осколки впились в мозг. Как это не прискорбно, но плюс тут один – она уже не чувствовала боли, так как была мертва после первого удара…

О ком это они говорят? Бедняжка… Тут полицейский подошёл к той самой простынке, из-под которой я вылезла, и, приподняв её за уголок, открыл… Там лежала девушка, платье на ней было очень похоже на моё, да нет, определённо моё… Глаза широко распахнуты… Лицо… О, Боже, это лицо я каждый день вижу в зеркале! Это я?! Я УМЕРЛА??!!! Люди, помогите мне, я же рядом с вами, я вас вижу, слышу – значит, меня ещё можно спасти!!! Как вы можете так поступать!!!...
конец POV

POV Джеджуна

Боже мой, что это вообще было?! Как такое возможно? Неужели, никто кроме меня ЭТОГО не видел?! Что со мной случилось, может, у меня уже галлюцинации. Хотя краской я последний раз пользовался три дня назад. Да и вообще, никогда такого не наблюдал… Может, я схожу с ума? Надо постараться забыть всё это. Да, Джеджун, забудь и живи, как раньше. Просто сказалось утомление и нервное напряжение из-за домогательств богатой дамочки…
конец POV

Дже постарался успокоиться. И решил взять небольшой отпуск на две недели, попросив сестру извиниться перед клиентами за небольшую задержку.



* Мухаммад аз-Захири ас-Самарканди "Синдбад-наме"
Перевод стихов А.В.Старостина.


Часть 2
POV Джеджуна

Я не могу отделаться от ощущения, что та девушка, вернее, то, что от нее осталось – духовная оболочка – всё время наблюдает за мной. Страх своими ледяными пальцами сжимает мне сердце. Я просыпаюсь в холодном поту с криком на губах… Рядом тёплое и любимое тело Юны. Она во сне крепче прижимается ко мне, чмокает куда-то в скулу и, со словами «я рядом, это всего лишь сон», засыпает снова. Я крепче прижимаю к себе своё чудо и, улыбаясь, опять проваливаюсь в сон. Но теперь я вижу своих дорогих девочек… Это успокаивает…
Конец POV

На следующий день Дже с семьёй решил отправиться на остров Чеджу. Он так хотел успокоиться, побыть со своей семьёй подальше от всех проблем захламлённого города.

Девочки были в восторге от решения главы семейства. Сохён всегда считала, что её папа – самый красивый, самый добрый и, вообще, самый лучший папа в мире. Юна же просто обожала мужа.

Наслушавшись от подруг рассказов об их семейной жизни, молодая женщина была счастлива, считая, что вышла замуж за ангела. Ибо Дже никогда не гнушался работы по дому, охотно помогая жене. А готовить просто обожал и часто радовал семью разного рода «вкусняшками» собственного приготовления.

Особо много о достоинствах своего супруга она не распространялась, даже находясь в кругу подруг, ибо не хотела вызывать ненужную зависть у менее счастливых в браке товарок. Однажды ей самой пришлось оказаться невольным свидетелем того, что женской дружбы не бывает, если подруг интересует один и тот же мужчина. На одной из вечеринок у кого-то на квартире, ещё до появления Сохён, Джихё, близкая подруга Юны вот уже на протяжении трёх лет, притворившись пьяной, уволокла Джеджуна в пустую комнату, пока все были заняты какой-то игрой, поэтому исчезновения парочки никто не заметил. Юна, по пути на кухню услышала короткий диалог:

- Дже, ну что ты, в самом деле, будто девственник. Ничего твоя глупышка не заметит. Она ведь по уши влюблена в тебя, - с придыханием шептала Джихё.

- Прекрати! – послышалось возмущённое шипение. – Неужели ты думаешь, что я могу променять любимую девушку на мимолётное увлечение, плохо же ты меня знаешь. Я слишком люблю свою Юну, чтобы забыть о ней хотя бы на минуту. Мы столько лет знакомы, разве ты ещё не поняла, что мне кроме неё никто не нужен.

Юна даже прятаться не стала, когда Дже вышел из комнаты. Да и тот, не особо удивившись, обнял любимую за талию и уволок на балкон целоваться. Джихё Юна ничего не стала говорить, сделала вид, что даже не догадывается ни о чём, просто ограничила свои встречи с подругой, которые постепенно сошли на нет.

Не раз ещё Юна замечала восхищённые, буквально пожирающие взгляды, обращённые на её мужа. Вот и сейчас, пока летели на самолете, стюардесса усиленно пыталась обратить на себя внимание молодого отца семейства, Ким только улыбался, делая вид, что не замечает намёков, а может, действительно не замечал, увлеченный тем, что развлекал дочь. Юне было забавно наблюдать за потугами весьма миловидной девушки.

Молодая женщина была рада перспективе замечательно отдохнуть с мужем и дочкой. Джеджун последнее время был очень занят, стараясь быстрее выполнить заказ. Она видела, насколько супруг был издерган, ибо приходилось тратить силы не столько на работу, которую он, кстати, обожал, сколько на попытки объяснить настырной клиентке, что не все можно приобрести за деньги, и на свете еще существуют верные мужья. К коим относился и Джеджун, несмотря на довольно привлекательную внешность.

Эти две недели, проведённые на острове домике, главным условием аренды которого являлась удаленность его от многолюдных аттракционов и пляжей. Конечно же, они ездили в игровую зону и аквапарк посещали, пересекая почти половину острова на квадрацикле, тоже арендованном. Но большую часть времени им нравилось проводить в маленьком семейном кругу.

Настолько всё было хорошо, что Юна в конце второй недели, сказала мужу:

- Знаешь, дорогой, боюсь, Сохён настолько привыкла к тому, что её любимый папочка всегда рядом, что теперь тебе будет очень проблематично ходить на работу – она просто прикуёт тебя к себе. Я даже начинаю немного ревновать, - последнюю фразу она попыталась сказать серьёзно, но… не вышло. Ибо трудно было смотреть в эти огромные от удивления любимые глаза без улыбки.

* * *
Джинён, находясь в палате Юнхо, смотрела на него, ожидая, когда любимый очнётся. Никто не видел и не слышал её – от этого было ещё страшнее. Рассказы, фильмы о привидениях всегда казались ей чем-то сродни сказке. И вот теперь она сама стала героиней одного из мистических триллеров…

«Юнхо, пожалуйста, проснись, мне так тяжело… одиноко… Я для всех – пустое место».
Была бы она живой - заплакала бы, а так, ничего, кроме неизбывной тоски, щемящей грудь…

* * *
Через два часа Чон всё же очнулся. Осмотревшись вокруг, обнаружил себя в больничной палате. Будто на быстрой перемотке, перед глазами пробежал весь вечер. Вот он с Джинён в их любимом ресторанчике; вот он вручает кольцо; улица; машина, звук удара…

- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!
«Мне всё это приснилось, этого не может быть!»

* * *
Джинён стояла и смотрела, как убивается Юнхо, её Юнхо. Он не видел её, хотя глаза девушки находились прямо напротив. Она накрыла ладонью руку возлюбленного, но касания никто из них не почувствовал. Губы вместо любимого лица поцеловали воздух…


Прошло две недели…

Джинён просто с ума сходила, наблюдая за тем, что творится с Юнхо. Он практически не ел, перестал спать. Все дни проходили механически: работа, дом, где уже по привычке выпивалась пара бутылок соджу, просмотр их совместных видео, слёзы, беззвучно текущие по щекам.

На работе старались его пока не трогать, ожидая, что вот пройдёт тоска, притупится боль – и к ним вернётся прежний Юнхо, фонтанирующий множеством идей. За этот период из-за молодого человека сорвалось три сделки, что сулили немалую выгоду фирме. Однажды директор вызвал его к себе:

- Господин Чон. Я понимаю Ваше горе. Но поймите и нас. Мы больше не можем не обращать внимания на Вашу работу, вернее, полное её отсутствие. Компания потеряла три очень важных контракта. Поэтому, если Вы не возьмёте себя в руки, мы вынуждены будем с Вами распрощаться. Подумайте хорошенько, ибо мне абсолютно невыгодно терять такого ценного работника как Вы, но у нас просто не будет иного выхода.

Разговор состоялся в пятницу, поэтому, вернувшись домой, Юнхо просто напился до беспамятства.

У Джинён просто сердце сжималось от боли, если можно так сказать о привидении. Дождавшись, когда любимый уснёт, она решила пройтись по местам, где они бывали вместе, когда будущее казалось прекрасным и безоблачным. Вот тот ресторанчик, с которого и началась их история, вот скверик, где они любили бывать. Плавно скользя по аллее, Джинён уже даже не обращала внимания на то, что люди продолжают проходить сквозь неё, или же она сквозь них, что, впрочем, неважно. За две с лишним недели она к этому привыкла.

И лишь один из прохожих её обошёл, уступая девушке дорогу… стоп… Обошёл?! Он её видит, нет, именно ВИДИТ!!! Джинён развернулась, глядя вослед парню, потом забежала вперёд и встала перед ним, заступив тому дорогу.

Глаза молодого человека расширились – кошмар, который преследовал его во снах, про который он почти забыл, стоял сейчас прямо перед ним и преграждал ему путь. Мимо продолжали идти люди, задевая его плечами, но девушку никто не замечал, проходя сквозь неё. Все негодование прохожих выливалось именно на него – встал, дескать, посреди дороги.

- Ты же меня видишь, не так ли? – спросил «кошмар».
«Боже, мой глюк ещё и разговаривает» - подумал Джеджун и поступил совсем по-детски: крепко зажмурил глаза, для верности прикрыв лицо ладошками, наивно полагая, что «глюк» исчезнет. Но не тут-то было…

- И долго ты так стоять будешь? – раздался тот же голос. Теперь ему шептали на ухо.

Джинён и сама не понимала, почему она начала шептать парню на ухо – ведь её всё равно никто, кроме этого чудика, не слышал. Но так забавно было наблюдать за столь детской реакцией, что захотелось пошутить. Правда, заметив, как дернулся парень, она быстро растеряла весь свой пыл. Она настолько обрадовалась, что нашёлся человек, который может её видеть и слышать, что совсем не успела подумать о его психике. Поставив себя на его место, девушка представила, каково ему сейчас, и добавила уже серьёзно:

- Успокойся, я – не глюк. Я – обычное привидение, призрак. Ничего плохого я с тобой делать не собираюсь, просто мне нужна помощь. Тебе придётся мне помочь, иначе я не оставлю тебя в покое. Буду круглые сутки ходить за тобой по пятам. Пойми, пожалуйста, был бы у меня другой выход, я бы непременно им воспользовалась, но ты – единственный шанс спасти хорошего, близкого мне человека. У тебя же есть близкие? – спросила Джинён испуганного парня, который даже не заметил, как привидение оттеснило его с дороги, и теперь они стояли среди деревьев.

Дже кивнул в ответ. Его пугала вся эта ситуация. Разве он мог себе когда-нибудь представить, что станет героем подобного триллера?

- Вот, и у меня есть близкий… был… Но я не могу больше видеть, как он уничтожает свою собственную жизнь. Поначалу мне, конечно, было приятно осознавать, что он без меня тоскует – значит, чувства были искренни, значит, действительно любил. Но сейчас я понимаю размеры катастрофы. Если он не прекратит так убиваться, в конечном итоге, всё закончится ещё плачевнее. Либо Юнхо что-нибудь с собою сотворит. И если это случится из-за того, что ты откажешься мне помочь, покоя не жди…

Киму было жутко. Он и половины не понял из того, что говорил призрак, но одно до него дошло: спокойная жизнь для него закончилась. Каким пустяком сейчас казались все поползновения его клиентов затащить красивого дизайнера в постель, а ведь раньше это для него было проблемой чуть ли не вселенского масштаба. Поистине, всё познаётся в сравнении. Умом он понимал, что скрыться от призрака – дохлый номер, но инстинкт самосохранения автоматически дал команду ногам, минуя отделы головного мозга, отвечающие за логику. Дже бежал со всех ног, забыв про всё на свете, кроме одного – нужно непременно попытаться скрыться, чтобы больше не участвовать в этом кошмаре…

Джинён была удивлена реакцией парня – тот рванул с места «на третьей скорости», давая фору участникам сборной республики по бегу на короткие дистанции. Пока он бежал, девушка парила рядом, сознавая, насколько сильно напугала того. Поэтому просто молча следовала за ним, ожидая, когда тот остановится.

Совсем скоро молодой человек практически задохнулся, сорвав дыхание во время стремительного бега. Ибо бег никогда не был его сильной стороной. Он изредка посещал спортзал, чтобы держать себя в форме, предпочитая силовые тренировки легкой атлетике. Поэтому не было другого выбора, как остановиться. Затравленно оглянувшись, Дже убедился, что его личный кошмар никуда не делся, а спокойно стоит рядом, не испытывая ни малейшего дискомфорта вследствие пробежки, да и какой дискомфорт может испытывать ПРИВИДЕНИЕ?

Джеджун понял, что у него просто нет иного выхода, как согласиться с условиями призрака.

- Хорошо, я согласен, но дай слово, что даже если, приложив все усилия, что от меня понадобятся, мне не удастся помочь твоему другу – ты всё равно оставишь меня в покое.

- Я обещаю, что если все наши совместные усилия не дадут положительного эффекта, я больше не потревожу тебя. Честное слово привидения, - закончила она, улыбнувшись и приложив ладошку к груди, туда, где при жизни у нее билось сердце.
Джеджуна позабавило обещание, данное таким необычным способом. Он улыбнулся и кивнул, страх постепенно покидал его…


Часть 3
- Итак, что я должен сделать? – обречённо вздохнув, спросил Джеджун.

- В первую очередь надо дать знать Юнхо, что, хотя я и умерла, у меня всё в порядке, если это можно так назвать… - горько усмехнулась Джинён. – Пусть он начинает свою жизнь без меня, не держится за прошлое, иначе тоска его окончательно добьёт.

- Хорошо, показывай, куда надо идти.

Джинён, кивнув, поплыла вдоль аллеи к выходу из сквера.

- Эй, любезная, не забывай, что я-то ещё живой, и вынужден ходить, передвигая ноги.

- Джинён, меня зовут Джинён.

- Хорошо, я – Джеджун. Но всё равно, я летать, как ты, не в состоянии, так что будь добра, учитывай мою скорость.

- Как скажешь.

* * *
В этом мире друзья расставались до нас,
Разве лекарь от смерти кого-нибудь спас?
Те, что раньше явились, исчезли с земли,
И обратно на землю они не пришли.*

Юнхо ощущал себя потерянным, вся жизнь шла мимо него. Ничего его не радовало. Порой он забывал даже поесть. Все эти дни он помнил смутно. Ничего, кроме воспоминаний, ему не осталось. Ещё год назад он даже подумать не мог, что найдёт настолько близкого человека, боль от потери которого будет так сильна… Казалось, что из груди на живую вынимают сердце. Прошёл почти месяц, как он потерял Джинён, а ощущение, будто всё это было вчера. Настолько свежи ещё воспоминания.

Вечера протекали по одному и тому же сценарию: большое количество соджу, видео, где они с Джинён ещё счастливы, мечтают о будущем, смеются, просто дурачатся… И настолько становится тоскливо и тяжело от осознания, что ничего из этого больше не повторится…

В эту пятницу всё стало еще хуже. После разговора с директором, Юно попытался взять себя в руки. На работе постарался вникнуть в суть дела. Ведь из-за него действительно сорвалось несколько сделок.

Вернувшись домой, он опять смотрел видео, пустив по кругу эпизоды со смеющейся Джинён. И так погано стало на душе, что в этот день он напился до беспамятства.

Он опять видел, как Джинён стоит на дороге, а на неё несётся автомобиль. Вот тело летит всего несколько мгновений, а затем - удар, и его любимая распростёрта на земле. Под головой растекается чёрное пятно. А дальше - темнота…

«Джинён, Джинён, как ты могла так поступить со мной? Как ты могла меня оставить?»

Юнхо просыпается в холодном поту, с криком, рвущимся из груди. Его трясёт.

«Я больше так не могу… Пусть посчитают меня малодушным, но не хочу… Я не верю в загробную жизнь, но и здесь оставаться, чтобы постоянно испытывать эту боль от утраты, не хочу. Простите все, прости меня, мама. У меня просто нет иного выхода».

Думая так, Юнхо налил себе еще соджу и залпом выпил. Затем достал из ящика стола нож. Очень острый японский нож, которому заточка не требуется, как любила выражаться Джинён, «вечный». Сейчас он как нельзя кстати. Казалось, молодой мужчина завис, глядя на лезвие - сверкающая сталь завораживала.

* * *
POV Джинён
Джеджун сел в такси и поехал по названному мной адресу. Добрались мы довольно быстро. Пока Дже звонил в дверь, я прошла в квартиру, что сделать для меня было совсем уже просто. Вот они преимущества отсутствия телесной оболочки. Юнхо я застала на кухне. Он сидел и разглядывал нож в своих руках, будучи абсолютно пьяным. Казалось, он настолько выпал из реальности, что не слышал звука дверного звонка. Я испугалась, догадавшись, что означает этот задумчивый взгляд.

- Нет!!! Не смей!!! – рефлекторно я попыталась выбить нож, рука, как обычно, прошла сквозь все предметы, что попались на пути. Я и забыла… Выход в данной ситуации был один:

- Джееее!!! – выскочила я на лестничную площадку.

- Чего?! – глаза парня стали размером с блюдце.

- Дже, миленький, у него нож в руках, пожалуйста, сделай же что-нибудь!!!

- А я что, по-твоему, делаю?! Только, в отличие от тебя, сквозь стены проходить не научился, да и Шварценеггером меня мама не родила. Он что, совсем ничего не слышит?!

- Он пьян, пожалуйста, помоги, я ничего не могу сделать – рука проходит сквозь предметы.
Конец POV.

Джеджун бросил жать на звонок и стал просто долбить в дверь ногами. Он абсолютно не знал этого «Юнхо», но это не повод, чтобы равнодушно позволить человеку так глупо уйти из жизни. Ким не жалел ни ног, ни дверь, стараясь бить по ней со всей силой, на которую был способен. Будто от этого зависела его собственная жизнь. Наконец, злосчастная дверь открылась…

* * *
Реальность, куда вернулся Юнхо, вынырнув из своих размышлений, оказалась слишком шумной. В дверь стучали, вернее, судя по звуку, колотили по ней ногами и кулаками. Мужчина решил, что следует узнать, кто так настойчиво рвётся в его квартиру…

* * *
В дверном проёме, пошатываясь, стоял высокий молодой мужчина. Правда, выглядевший совсем неважно. Дождавшись, пока хозяин сфокусирует на нём свой взгляд, Дже заговорил:

- Добрый день, меня зовут Джеджун. У меня к вам очень серьёзный разговор. Разрешите войти?

Юнхо, «наведя резкость во взгляде», увидел перед собой парня, красивого парня, ОЧЕНЬ КРАСИВОГО ПАРНЯ. Он помотал головой, пытаясь стряхнуть наваждение, но красавчик не исчез. Более того, это чудо заговорило, назвав своё имя и предложив поговорить.

- Послушай, парень, того, что ты мне представился, недостаточно, чтобы я согласился с тобой беседовать. Тем более, ты не совсем вовремя, вернее, совсем не вовремя, - Юнхо попытался закрыть дверь перед носом посетителя.

- Не дай ему закрыть дверь! Ты обещал мне помочь, заставь его выслушать всё, что я скажу – будешь передавать мои слова, - Джинён кричала прямо в ухо.

Дже тут же поставил ногу в дверную щель и, пока Юнхо пытался понять причину, по которой дверь заело, парень дёрнул её на себя и ужом проскользнул в квартиру, быстро забежав в гостиную.

Хозяин, закрыв, наконец, злополучную дверь прошёл в комнату и… сел на пол, увидев, кто сидит сейчас на его любимом диване.

- Я уже сказал тебе, что не намерен сейчас разговаривать. Если не хочешь схлопотать, уйди по-хорошему.

- Но поймите, как вам объяснить… Джинён меня попросила… ваша возлюбленная, вернее, бывшая возлюбленная, сейчас она стала призраком… Боже, что я несу… Я понимаю, это больше похоже на бред, но вы должны мне поверить…

- Сволочь!!! Откуда ты знаешь о Джинён?! - подскочив и нависнув над парнем, Юнхо схватил Джеджуна за грудки и стал интенсивно трясти его. Дже зажмурил глаза. А мужчина продолжал орать. Все слова слились для Кима в один протяжный гул. В конечном итоге, не дождавшись ответа, Чон врезал кулаком Дже по лицу. Удар получился скользящим, но парню и этого хватило, чтобы свалиться с дивана. Упав на пол, он многозначительно посмотрел на Джинён:

- Ну что, теперь я могу быть свободен? Ты сама видела – я сделал всё, что мог, но этот упрямый осёл не дал мне ни одного шанса.

- Ты с кем разговариваешь?! – удивился Юнхо. – Послушай, может, ты сумасшедший. Почему ты со своей больной головой постучался именно в мою дверь? Хотя, ты назвал её по имени, - мужчина снова схватил Джеджуна за грудки, - признавайся, сволочь, кто ты такой и что задумал?!

«Как, опять?!» - большего подумать Ким не успел, пока его трясли, все мысли вылетели из головы, оставив одну самую главную: «надо бежать». Но вслух он просто заорал, отрывая руки мужчины от себя:

- Хватит трясти меня, как грушу!!! Я хотел сообщить тебе кое-что о твоей невесте, да-да, именно, - о твоей бывшей невесте. Но мне надоело, я хочу уйти. Отпусти меня, в конце концов, и я тут же исчезну, и, надеюсь, никогда больше тебя не увижу!

- Сообщить?! Ты хотел что-то сообщить? Говори…

- Ты - просто само постоянство. Давай, реши уже, наконец, что тебе на самом деле нужно: чтобы я ушёл или чтобы рассказал о Джинён. И учти, больше я не позволю обзывать себя – у меня тоже есть гордость, а терпение - не безгранично. И, кстати, дома меня ждут жена и дочь, а я тут с тобой зависаю, ловлю твои оплеухи, - тут Дже резко замолчал, стукнул себя по лбу:

- Блин, Юна же не знает, где я. Ни фига себе, сходил за хлебом… - бубнил парень, набирая на телефоне номер жены.

- Юна, девочка моя, не беспокойся, я встретил друга, и мы решили поболтать с ним немного, - произнося это, Дже злобно зыркнул на хозяина, - ибо слишком давно не виделись. Не будь букой, я не знаю, когда освобожусь, но хочу, чтобы ты знала, что со мной всё в порядке. Целую тебя, чмокни Сохён, скажи, папочка передал, если она будет себя хорошо вести, то в выходные мы пойдем в зоопарк и я разрешу ей покривляться с мартышками и даже порычать на льва…

Юнхо наблюдал за парнем, который, казалось, напрочь забыв о его существовании, мило щебетал с женой по телефону. И такой насмешкой судьбы показалась ему эта сцена, что Чон сел на пол прямо там, где стоял и обхватил голову руками. Горько было осознавать, что сам он лишён такого вот простого счастья – иметь семью.

Итак, Ким закончил телефонный разговор и вопросительно взглянул на мужчину. Сердце его сжалось от боли – он просто представить не мог, что было бы с ним, случись что-нибудь с его девочками. Ему искренне было жаль этого человека, и Дже решил, что теперь он действительно постарается сделать всё, чтобы чувство обречённости и тоска покинули Юнхо, чтобы тот, попрощавшись с прошлым, захотел жить. Он обратился к Джинён, превратившейся в памятник самой себе от безысходности:

- Ну, генератор идей, думай, как сделать так, чтобы он нам поверил, - и добавил уже шёпотом: - пока я ему зубы заговаривать буду.

- Ты всё-таки сумасшедший…

Джеджун резко повернулся к говорившему:

- А знаешь, ты в чём-то прав… Ещё несколько часов назад я и сам так думал, да и сейчас ещё не до конца уверен в своей нормальности. Но… понимаешь, меня связывает договор, и если я его нарушу, призрак твоей Джинён будет постоянно меня преследовать, по крайней мере, она мне это пообещала. Я, конечно, могу попытаться игнорировать её присутствие, ибо, чем она сможет мне навредить? Но присутствие дамы, - кивок в сторону, - рядом, когда я буду находиться в отдельном «кабинете для философских размышлений о смысле жизни», думаю, всё же будет меня шокировать. Поверь, я возможно и похож на чрезвычайно эксцентричную личность, но мне не улыбается стать участником реалити-шоу до конца дней своей жизни, ибо, кто знает, когда призраку надоест мне мстить за тебя неразумного, наложившего на себя руки от тоски неизбывной, вследствие чего, протянувшего ноги. Может, для нее год, как одно мгновение… Поэтому, будь добр, дай нам шанс всё тебе объяснить, попытайся выслушать хотя бы раз до конца. А потом решишь, как быть дальше, но меня этим ты определённо спасёшь.

Юнхо просто прифигел, слушая этот бесконечный монолог. А на самом деле, чем он рискует, если позволит этому красивому парню ненадолго «присесть» ему на уши? Пусть несёт свою чепуху. Кивнув, словно соглашаясь со своими мыслями, мужчина ответил:

- Хорошо, я выслушаю тебя. Но потом ты уйдёшь и постараешься не попадаться мне больше на глаза.

Джеджун хитро прищурившись, глянул на Джинён, ну что, дескать, как я его, а потом, широко улыбнувшись проговорил:

- Может, присядем куда-нибудь, не думаю, что на полу очень удобно?


* Мухаммад аз-Захири ас-Самарканди «Синдбад-наме»
Перевод стихов А.В.Старостина.

22:32 

И всё-таки я омега...

Я подумаю об этом завтра...
Автор: МасКа 2

Фэндом: Shinhwa
Персонажи: Шин Хе Сон - основной + остальные мемберы

Рейтинг: NC-17
Жанры: AU, Омегаверс
Предупреждения: Групповой секс
Размер: Драббл, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Как долго можно скрывать свою "омежью сущность"?
Можно ли доверять начальству, если на кону - огромная сумма инвестиций?

Посвящение:
Люблю Хесончика. Он мне почему-то напоминает любимого Джеджуна - та же неуклюжесть и красивое лицо.

Публикация на других ресурсах:
С моего разрешения со ссылкой на данную страницу, плюс ссылку мне на сайт, где опубликовано.

Примечания автора:
Работой недовольна, но всё же решила выложить... Идея возникла давно, но вот "облечь" её в слова оказалось намного сложнее... поэтому прошу строго не судить.


Хесон с детства был стопроцентным омегой. С момента его рождения ни у кого не возникло в этом сомнений. Что, впрочем, совсем не устраивало самого мальчика, так как к большинству омежек относились со снисхождением. Будто глядя на них свысока. Это угнетало, поэтому он старался, как мог, скрыть это от посторонних.

С детства пытался делать все для того, чтобы по внешнему виду никто не мог догадаться о его принадлежности к «слабому» полу. Хесон начал заниматься спортом: бег, тхеквондо, силовые тренировки.
Занимался он и танцами в стиле Breaking. «Танцем драйва, адреналина, пропитанным духом соперничества и лидерства. Для сильных и независимых» - именно так было сказано в объявлении о наборе в группу, поэтому мальчик записался и туда.
Родители его не были стеснены в средствах, поэтому оплачивали все эти занятия, поощряя целеустремленность ребёнка. И всё же, папу-омегу немного огорчало то, что сын так стесняется своей принадлежности к омегам. Хотя понимал, что так гораздо проще пробиться в жизни, сделать карьеру.

Во всём мальчик преуспевал, всё, что начинал - заканчивал с блеском. Поэтому к семнадцати годам юноша имел внушительный список побед во всевозможных конкурсах. Внешне он выглядел просто великолепно: накачанный торс, сильные ноги и руки. И лишь миловидное лицо изменить было нельзя. Но молодой человек держался настолько уверенно, что никому в голову не приходило, что перед ним ОМЕГА.

Хесон работал в очень престижной фирме. Когда он пришёл на собеседование, только глядя на внушительный список наград, на оценки в дипломе и оценив внешность парня, директор, не задумываясь, сразу принял того на постоянную работу без испытательного срока. В обязанности молодого человека входило сглаживать конфликты с заказчиками, налаживать контакты со спонсорами. Позже он провел несколько удачных презентаций, благодаря ему, было заключено пять(!) весьма выгодных контрактов. Общий процент со сделок составил довольно внушительную сумму, а счёт самого Пиль Ге значительно пополнился.

Через год усердной работы, Шин получил солидную прибавку к зарплате, ибо с его помощью фирма смогла выйти на международный рынок. Было проведено несколько встреч с представителями нью-йоркской корпорации с несколько странным названием «Шинхва». Оказалось, что руководителями и совладельцами этой организации одновременно являются пятеро корейцев.

Именно с ними предстояло заключить весьма выгодный контракт сроком на пять лет. Шеф предупредил Хесона, что переговоры состоятся на следующей неделе. Присутствовать будут все пятеро владельцев «Шинхва». С их стороны достаточно Хесона и его самого. Ибо Молодой человек знал все аспекты договора, более того, сам всё и корректировал, а шеф будет представлять только «лицо» своей фирмы.

Хесон хотел отказаться, так как именно на следующей неделе у него начнётся течка, но предъявить именно этот аргумент начальнику он не мог, поскольку скрывал от всех свою «омежью» сущность. В течение года ему это хорошо удавалось - на время течки находилась масса дел вне фирмы, Хесон брал работу на дом, либо уходил на больничный. Никто даже представить не мог, кем на самом деле является их главный менеджер.

С утра Пиль Ге принял препарат, который должен был помочь ему преодолеть неприятности, связанные с течкой, которая вот-вот должна была начаться. Он надеялся успеть решить все основные аспекты договора с представителями корпорации до того, как действие препарата закончится, и его накроет...
Ровно в 12 часов все собрались в конференц-зале. Представители "Шинхва" выглядели очень внушительно. Это были молодые люди, примерно одного возраста с Хесоном. Генерального звали Эрик, его совладельцев: Энди, Чонджин, Донван и Мину. Все были красивы, одеты крайне стильно, но неброско. Даже в деловых костюмах они выглядели шикарно. Все они являлись альфами – это было видно по уверенной манере поведения и запаху.
Хесон заметил несколько странные взгляды, что бросали на него молодые люди. Он даже стал сомневаться в действии снадобий, которыми напичкал себя утром. При рукопожатии каждый попытался подольше задержать его руку в своей. После чего потенциальные партнёры переглянулись и почти незаметно кивнули друг другу, будто подтверждая какие-то свои предположения.
Хесону показалось это странным, он даже ненадолго поддался панике, что его сущность может быть известна молодым людям, но всё же решил особо не заморачиваться по этому поводу. Ему надо было как можно быстрее покончить с этим делом и бежать домой.
Он вежливо поинтересовался, что конкретно интересует корпорацию. Получив ответ, Пиль Ге предложил три варианта развития совместного бизнеса, подготовленных накануне. Он подробно объяснил, в чем состояли преимущества и недостатки каждого из вариантов, предоставляя право выбора американцам, так как именно их инвестиции будут основными, его же фирма больше будет заниматься "мозговым штурмом". Шеф просто молча наблюдал за всем, дав Хесону возможность самому решать, что будет выгоднее, ибо чутье молодого человека никогда не подводило. Как только молодые люди утвердили один из вариантов, и осталось только обсудить условия контракта и доли прибыли, зазвонил телефон. Подняв трубку и выслушав собеседника, начальник нахмурился и, извинившись, покинул помещение, ссылаясь на неожиданно возникшие семейные обстоятельства, что требовали его непосредственного присутствия дома.

- Ну-с, молодые люди, я вынужден вас покинуть, но вы все детали можете обсудить с господином Шином, ибо он - самый компетентный мой сотрудник, я ему доверяю. А откорректированный контракт мы тогда подпишем завтра, - с этими словами шеф быстро выскочил за дверь.
Молодые люди только кивнули, ибо были увлечены обсуждением. Неизвестно, чем руководствовались представители "Шинхва", но Хесон торопился закончить, ибо чувствовал, что с каждой минутой ему становится тяжелее контролировать себя. Волны желания пробегали по телу, кидало то в жар, то в холод, заставляя его краснеть, ибо молодой человек видел, что собеседники заинтересованно наблюдают за ним.

Всё было решено, но партнёры, казалось, специально тянули время, задавая один за другим ничего не значащие вопросы. Хесону стало совсем нехорошо. Его состояние заметили и собеседники. Эрик спросил:
- Хесон, Вы себя плохо чувствуете? Можем мы Вам чем-либо помочь? – после этих слов Чонджин и Мину, ухмыляясь, переглянулись. Хесону очень не понравились эти ухмылки – уж больно походили они на оскалы.

- Да, меня немного лихорадит. Мне необходимо домой, - еле сдержав стон, ответил Пиль Ге.

- Но, сами посудите, осталось несколько нерешённых вопросов, я согласен, что это пустяк, но контракт должен быть составлен безукоризненно, поэтому нам всё же придётся рассмотреть их сегодня. Может, мы все вместе поедем к вам домой, и после того, как вам полегчает, всё закончим…

- Нет!!! – «Этого ещё не хватало», - но поняв, что ответил слишком резко, Шин попытался сгладить ситуацию:

- Всё пройдёт, мне надо на минутку выйти, - и, не дождавшись ответа, кинулся вон из зала, благо туалет был недалеко.
«Сволочь» - думал Хесон, брызгая в лицо холодной водой. Время неумолимо бежало, он уже чувствовал, как увлажнились брюки. Стон сорвался с губ. «Всё, это конец» - решил молодой человек. Столько лет ему удавалось скрывать от всех свою сущность, и вот сейчас все летит к чёртовой матери. Он уже представлял ехидные смешки коллег-альф, когда его маленький секрет станет известен всем...

Раздался стук снаружи:
- Господин Шин, у вас всё в порядке? – послышался голос Эрика.

- Да, простите, сейчас вернусь, и мы продолжим, - сдерживая очередной стон, ответил Хесон.

Ещё раз умывшись, он привёл себя в порядок и вышел. Пиль Ге увидел, как Джунхёк шумно вдохнул, он явно почувствовал запах омеги, глаза его полыхнули, но, быстро взяв себя в руки, проговорил:
- Осталось уточнить три вопроса, после чего мы довезём вас до дома, Вам в таком состоянии категорически нельзя садиться за руль, - подхватив Хесона под руку, он повёл его в сторону конференц-зала.

Тому уже было на все наплевать. От запаха альфы сносило крышу. Услышав позади стук закрывающейся двери, Хесон вздрогнул. Показалось, что захлопнулась дверца ловушки.

Затравленно оглядевшись, молодой человек понял, что спрашивать больше ни о чём не будут. Все присутствующие, включая самого Хесона, тяжело дышали. Пиль Гё неосознанно стал пятиться к стене. Первым подойти к нему решился опять-таки Эрик.

Ладонь Муна прошлась по щеке Хесона, плавно перемещаясь на шею. Молодой человек задержал дыхание. Когда рука Эрика легла за затылок, Хесон выдохнул и тут же шумно вдохнул – голова закружилась, он не смог сдержать протяжного стона. Казалось, это послужило сигналом к действию для остальных. Пока Эрик целовал Шина, впившись в его губы страстным поцелуем, тот почувствовал на своем теле ещё несколько рук, которые гладили его, пытаясь расстегнуть все пуговицы разом.

«Боже мой… Я больше не могу терпеть. Кажется, что так и должно быть. Как хорошо… он целует слишком страстно… сносит крышу. И эти руки, что гладят, пытаясь раздеть. Мне нравится, не хочу ни о чём думать. Боже…»

Хесон просто плавился в умелых руках. Молодые люди действовали настолько слаженно, что создавалось впечатление, будто это не первое их «групповое приключение». Шин даже не заметил, как оказался полностью раздет. Казалось, что руки, обнимающие, ласкающие везде, не оставили ни одного уголка на теле, что было бы лишено внимания. И ощущения они дарили разные. Чьи-то ладошки нежно гладили, другие пощипывали, третьи просто грубо мяли, но не было чувства дискомфорта. Абсолютно всё воспринималось пылающим от страсти Хесоном само собой разумеющимся. Будто расплавленный свинец тёк по венам, распространяясь по всему организму и отравляя его, заставляя стонать, требовать большего.
Когда же в игру включились чужие губы и языки, Шин совсем потерялся. Он только почувствовал, как посадили на холодную полированную крышку стола – и началось. Одновременно его целовали и ласкали. Он закрыл глаза и подчинился.
Вот чей-то горячий влажный язык прошёлся по чувствительной нежной коже шеи и прямо над венкой, которую так любят в фильмах вампиры, он сменился зубами, дав в полной мере ощутить себя жертвой этого самого «вампира».
Другой язык смело теребил поочередно то один сосок, то другой. Это несколько раздражало, но одновременно и обостряло чувствительность. И опять язык сменился зубами, что прикусили горошину, чуть оттягивая и отпуская.
Вот Хесона уже кладут на стол, спиной к сексуальным «мучителям», кто-то, раздвинув упругие молочно-белые половинки, провёл языком по ложбинке между ними, стопорясь у колечка ануса. Повторив движение несколько раз, тот самый язык ввинчивается в задний проход. Застонав в полный голос, Пиль Ге вдруг, неожиданно даже для себя, нервно захихикал, ибо вспомнилась фраза из какого-то недавно просмотренного фильма, что «анальный секс – дело грязное», но, по всей видимости, того, чей язык сейчас находится ТАМ, это не особенно волнует, ибо «входит и выходит» он с завидной периодичностью. Доставляя ни с чем не сравнимое удовольствие, хочется, чтобы это никогда не кончалось.
Вот уже член Хесона у кого-то во рту. Голова уже полностью отключилась, передавая все полномочия совсем другому органу. Минет делают настолько профессионально, что Шим стонет, не переставая, когда позволяют губы, что периодически закрывают ему рот, лишая воздуха, возможности дышать, наполняя лёгкие огнём, будто находишься в самом центре костра, что, разгоревшись, расцвёл, подобно диковинному цветку, прекрасному, но тем не менее очень опасному, подавляющему волю и желание сопротивляться этому жару. С громким криком молодой человек кончает, теряя сознание - настолько силён первый в его жизни оргазм.
Очнувшись, Хесон ощущает себя бабочкой, приколотой булавками к дощечке, ибо во рту и в заднице его уже не языки, судя по внушительным размерам. Его трахают равномерными толчками, не сбиваясь с ритма. И опять создаётся впечатление, что не первый раз молодые люди занимаются этим – настолько слаженно они действуют. Сколько раз менялись партнёры, сколько в него влилось спермы, сколько раз он сам терял голову, а затем и сознание от накатывающих оргазмов, Шим уже не помнил. В воздухе просто стоял запах секса и мужских потных тел. Его случайные любовники были неутомимы. Но кто бы мог подумать, что именно этого и жаждала душа молодого омеги – чтобы кто-то просто поимел его, доведя до полного изнеможения, не интересуясь особо, хочет или нет он сам, ибо тело, так страстно отвечающее, не могло солгать.
В какой-то момент закралась мысль, зачем же он, дурак этакий, столько лет избегал даже намёка на секс, пресекая все попытки познакомиться с ним на корню, если это настолько прекрасно, что сейчас готов умереть от этих накатывающих волной ощущений.

Он даже не помнил, как они все попали к нему домой. Секс-марафон продолжался всю ночь. Чем всё закончилось, Хесон не помнил, ибо из очередного обморока он плавно перешёл в крепкие объятия Морфея, в которых Сонный Господин продержал его до самого обеда, ибо проснулся молодой человек далеко за полдень, удивляясь, почему шеф до сих пор не позвонил ему и не потребовал явиться в офис.
Вспомнился весь вчерашний вечер, а ночь – только урывками, всполохами воспалённого сознания. Он лежал на влажных ещё простынях, из ануса до сих пор вытекала сперма. Выходит, хозяев «Шинхва» не остановило даже то, что Шин уснул, и они продолжали его иметь, пока не насытились, не особо заботясь о состоянии своего «одноразового» любовника. Почему-то именно сейчас молодой человек почувствовал себя использованной резиновой куклой, которую за ненадобностью забросили в самый дальний угол, чтобы, возможно, больше никогда о ней не вспомнить.

И вот эйфория покинула его, оставляя после себя горечь осознания того, что всё, годами наработанное, летит к чертям собачьим, и всё из-за этой проклятой «омежьей» сущности, что вырвалась-таки наружу, разрушив всё, к чему стремился столько лет, низвергая своего хозяина в пропасть.
Хесон с омерзением собрал грязное постельное бельё и забросил в стиральную машину. Грязной одежды в квартире не нашёл, значит, она осталась в офисе. Отсюда вывод: его тащили голого через всё здание. «Интересно, сколько сотрудников видели это?» - совершенно отстранённо подумал молодой человек, эмоций не было совсем, никаких, будто речь шла о ком-то постороннем.

Смыв с себя все напоминания о вчерашнем бесчестии – именно так всё сейчас воспринималось – и приведя себя в порядок, Шин Хесон направился на работу. И, никуда не заходя, взял курс на кабинет своего шефа. Тот был очень доволен. Сделка прошла на ура, контракт был заключён на таких выгодных условиях, что даже если все остальные сейчас сорвутся, компания за счёт инвестиций «Шинхва» может продержаться на плаву 5 лет, ни в чём не нуждаясь.

- Это всё благодаря Вам, мистер Шин. Вы настолько грамотно составили документ и сумели убедить наших спонсоров в том, что сделка с нами принесёт им немалую выгоду, что сегодня они подписали всё, даже не перечитывая. Я всегда был высокого мнения о Ваших способностях, но не думал, что Вы настолько понравились главам корпорации, что те готовы практически выбросить на ветер такую огромную сумму. Вы – очень ЦЕННЫЙ сотрудник, - шеф сделал акцент именно на предпоследнем слове.

Хесон встрепенулся:
- Так Вы всё знали?! Вы всё заранее просчитали? И звонок был ложным?!

- Нет, звонок был настоящим, но даже если его не было бы, я нашёл бы причину покинуть конференц-зал, будьте уверены…

- Вы… Вы… да как Вы могли…

- За такую сумму, молодой человек, я бы сам под них лёг, но они захотели только Вас – так что никто не остался в накладе. Ваш гонорар от этой сделки составит три миллиона долларов. Подумайте, где ещё вы могли бы получить ТАКИЕ комиссионные за одну-единственную заключённую сделку?

Но Хесон уже не слышал, он бежал в свой кабинет, не замечая сальных взглядов коллег, не слыша их шёпот за спиной, не видя непристойных жестов, адресованных ему… Он собрал все свои вещи в картонную коробку и, написав заявление об уходе, отдал секретарю. Затем покинул здание, навсегда закрывая эту страницу своей жизни.

«Теперь цель моей жизни изменилась. И имя ей – МЕСТЬ. Я день и ночь буду трудиться, но разорю их всех. Всех, кто унизил меня: тех, кто продал и тех, кто купил. Эти долгие сутки дорого встанут всем участникам «грязной истории».

Вдоль кричащих витрин магазинов шёл красивый молодой человек с картонной коробкой в руках и мечтательно улыбался, о чём-то задумавшись…

22:22 

Волшебник SM TOWN...

Я подумаю об этом завтра...
Автор: МасКа 2

Фэндом: Dong Bang Shin Ki
Персонажи: мемберы группы

Рейтинг: G
Жанры: Юмор, Пародия, AU, Стёб

Размер: Мини, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
А ведь история могла начинаться и так...

Посвящение:
Любимым Донгам.

Публикация на других ресурсах:
С моего разрешения со ссылкой на данную страницу, плюс ссылку мне на сайт, где опубликовано.

Примечания автора:
Дым от косяка, что курил сосед, все же затянуло сквозняком в мою комнату))
Да простят меня Лаймен Фрэнк с его "Волшебником страны Оз" и Александр Волков с его "Волшебником Изумрудного города" за такой стёб))


Сильный ураган оторвал от земли домик, в котором находились Ким Джеджун и его друг Чон Юнхо, и перенёс его неизвестно куда.

Мальчику Дже очень хотелось попасть домой, но вот незадача: чтобы данное желание исполнилось, он должен попасть в город SM TOWN и попросить о помощи самого Великого и Ужасного Ли Су Мана. Да, именно так: Великого и Ужасного с большой буквы, ибо это являлось общепризнанным титулом. Об этом рассказала мальчикам фея, появившаяся непонятно откуда сразу после приземления домика. Выглядела она довольно стрёмно: растрёпанные рыжие волосы, странное платье, надетое на абсолютно плоское тело, на ногах - кроссовки с розовыми шнурками, а в руках фея держала волшебную палочку, которая больше смахивала на бейсбольную биту. И звали девушку не менее странно: Синдерелла Хичоль.

Но делать нечего, пришлось ребятам последовать совету феи.

Так вот, Дже, погладив своего любимого друга Юнхо, который после удара головой о косяк, вообразил себя собакой - а именно, щенком породы «дворняга особозамороченная» - и требовал называть себя не иначе, как Юношкой, отправился в путь по дороге, выложенной, по всей видимости, какими-то гастарбайтерами. Которые, скорее всего, не только говорили на разных языках, но и глядели в разные стороны. Ибо выложена она была вкривь и вкось и сикось-накось. Плюс ко всему, цвет у неё был неожиданного жёлто-канареечного цвета, вернее, канареечно-жёлтого.

Всю дорогу Юношка пытался потереться о ногу Джеджуна, хватая того цепкими пальцами за штаны, чтобы не смог убежать. Поэтому одежда последнего напоминала наряд человека, увлекающегося направлением андеграунда: один рукав был оторван полностью, правая штанина помята и обслюнявлена, что делало джинсы подозрительно похожими на те, в которых выросла вся Америка. Под глазом наливался ярко-фиолетовым цветом живописный синяк – свидетельство того, что попытка уклониться от ласки Юношки всё же имела место и нашла живейший отклик в виде прилетевшего кулака, несколько подпортившего внешний вид органа зрения молодого красавчика. Поэтому, скрепя сердце и скрипя зубами, пока ещё целыми, Дже решил не сопротивляться и потакать причудам товарища, пока они не доберутся до того самого Су Мана. А уж потом он отомстит, жестоко отомстит за всё: и за рубашку от Ив Лорана, и за брюки от Армани, и за свою, несколько попорченную, внешность от Ким Джеджуна.

Дорога предстояла долгая, по обочине росли кусты, настолько высокие, что Дже всё время казалось, что оттуда рано или поздно кто-то обязательно должен выскочить. И выскочил-таки… лев. Нет, не так, ЛЕВ – вот теперь именно то…

Животное было несколько зашуганным, несмотря на огромные размеры и особую жопастость, которую тот не преминул показать сразу же, как только встретился с нашими «туристами», шмякнувшись пузом на землю, кормой к незнакомцам и закрыв передними лапами голову. Глаза выпучил даже Юношка, несмотря на всю свою замороченность. Но собачья натура взяла верх. Юнхо, подбежав к животному, попытался было пристроиться сзади (а что поделаешь, инстинкт, мать его), но тут же, получив смачного пинка от друга детства, отполз, тихо скуля, в сторону.

Дже, пнув теперь царя зверей по филейной части, спросил:

- Лёва, ты чего такой зашуганный? Никак из прайда выгнали за особую прожорливость, судя по размерам твоей задницы?

Лев, глянув одним глазом в щель между лапами и поняв, что бить пока не будут, встал, отряхнулся и ответил, обиженно сопя:

- Я много не ем – это просто конституция у меня такая, для особо одарённых поясняю - особое строение тела, - уточнил он, глядя в глаза прифигевшего малость Юно, продолжив:

- Именно из-за этой «выдающейся» части тела ко мне приставать стали, даже малолетки оборзели.

- Ну, ты же лев, неужели не мог по морде дать? – поинтересовался даже пришедший немного в себя Юнхо.

- Ты думаешь, не давал?! – как-то двусмысленно прозвучала для друзей эта фраза, после которой они переглянулись между собой.

- Придурки, о чём вы подумали?! – громко пискнул лев, обалдевший от предположения, что могла вообразить себе эта парочка. - И по морде давал, и половина молодняка из прайда в обгрызенными ушами ходит… Только они считают это боевыми шрамами, полученными на любовном фронте… А я стал бояться, что проснусь однажды с чем-нибудь серьёзным под хвостом – какой после этого я мужик буду?! – из глаз растрёпанного лёвы брызнули злые слёзы. – Вот и пришлось слинять…

- Как тебя зовут-то, болезный? – спросил Джеджун

- Джунсу, мама звала Джунсиком, - всхлипнув, произнёс «царь зверей». – А вы кто такие и куда идёте?

- Я Джеджун, это, - жест в сторону Юнхо – мой друг, Юно… - но услышав за спиной рычание, парень быстро исправился:

- Юношка… Идём мы к волшебнику Ли Су Ману, хотим домой вернуться, - и уже на ухо льву шёпотом:

- И мозги этому, - указал большим пальцем себе за спину, - идиоту на место поставить.

Джунсу оживился:

- А можно, я с вами пойду, мне тоже очень нужен волшебник. Я с детства дельфином быть хочу, даже пискнуть по-ихнему могу, - и, решив поддержать слова делом, Су продемонстрировал новым знакомым, как именно он может.

Друзья решили, что зря позволили рот льву открыть, ибо уши от крика «дельфиньего» заложило конкретно.

Вытряхнув из ушей все посторонние застрявшие там звуки, Дже проговорил:

- Лады, только пообещай, что орать не будешь - не хочу домой глухим возвращаться.

Радости лохматого не было предела. В течении часа он скакал вприпрыжку впереди, пока не утомился.

Втроём в пути стало ещё веселее. Особенно весело было Джеджуну наблюдать, как будущий дельфин старался не поворачиваться к Юношке спиной, вернее, тем местом, которым она заканчивалась - филейной частью.

А так, всё было норм, если не считать пронёсшуюся мимо них на третьей скорости с криком «Вперед, Суперджуниор» стаю диких обезьянок. Наши путники удивились, откуда столько их набежало, может, в Бразилии бананы кончились, и они на кукурузу переключились. Юнхо не удержался и дал смачного пинка последней, самой мелкой обезьянке, после чего та, держась лапками за ушибленный копчик, взмыла вверх и решила передвигаться исключительно по воздуху, не рискуя больше спускаться на землю. "Летучие", - подумал Юношка и уже хитро начал поглядывать в сторону друзей, размышляя, можно ли таким способом придать летучести остальным. И когда он уже вообразил, как появляется в SM TOWN на собственном летающем льве, вызывая у всех зависть, внезапный звук прервал его мечтания.

Итак, друзья услышали ужасный, бьющий по ушам, скрежет железа. И на дорогу вышел Железный человек с воронкой на голове и топором на плече. Шутить по поводу такой экипировки было себе дороже, поэтому Юношка решил сделать комплимент незнакомцу:

Вау, у Вас такой клёвый прикид, Вы где одеваетесь? В бутике у Бартенева*? Только он может создавать настолько оригинальные и неподражаемые костюмы, а как аксессуары подобраны – просто до икоты завидно, на… - никто не знает, до чего мог договориться «пёс», если бы рот ему своей ладошкой не закрыл Джеджун.

- Извините нашего болтливого друга, он просто поражён Вашим великолепным обликом, - скромно потупив глазки, проговорил Дже.

- Угу-угу, в шамое щерце, - продолжил бубнить Юно, пытаясь отплюнуть чужую ладонь.

Пока Железный человек думал, как реагировать на слова, пытаясь понять, оскорбили его сейчас или же комплимент сделали, путникам показалось, что они слышат, как в голове у него шестеренки зашевелились и скрипят, скрипят…
Ничего плохого в словах ребят незнакомец не заподозрил, но, чтобы не те не особо расслаблялись, грозным голосом, напоминавшим скрип несмазанной телеги, рявкнул:

- Кто такие, куда идете?!

От такого все, даже Джеджун, стоявший в полный рост, сели на попу. А Джунсу пискнул:

- К волшебнику идём, Ли Су Ману Великому и Ужасному. Я - лев Джунсу, хочу дельфином быть, а эти двое – Джеджун и Юно…шка – домой попасть…

Голос Железного стал мягче, в нём уже послышалась заинтересованность.

- К волшебнику, говорите? Я - с вами, - произнёс он, не интересуясь мнением остальных – просто констатируя факт. – Мне нужен хороший, большой такой желудок. Я всё время хочу есть, а удовольствия от еды не получаю, так как всё проваливается, как в ведро, и гремит аналогично... Поэтому попрошу волшебника, чтобы сделал мне настоящий желудок, а не мешок с гвоздями… Ну как, пойдём вместе? - всё же удосужился спросить он у ребят.

Возражать никто не посмел, только покивали как болванчики, поэтому дальше двинулись вчетвером.

По дороге познакомились, Железного звали Максом.

Через час поднялся ветер, который чуть ли с ног не сбивал. Друзья решили переждать его, сев в ближайших кустах и прижавшись со всех сторон к Максу – так было больше уверенности, что никого не унесёт. А ветер поднял в воздух тысячи пушинок, растрепав одуванчики, летели они весёлой стайкой, задорно вереща: «Айда валить деревья»**, и проносились мимо сидящих.

Вдруг что-то большое плюхнулось на спину льву Джунсику и, запутавшись в гриве ветками или соломинками – поди разбери, когда глаз на спине нет – так и осталось там сидеть… или лежать.

Как только это что-то зацепилось за Джунсу, ветер тут же стих, будто они в сговоре были.

Все заинтересованно посмотрели на груду соломы, которая, пыхтя, пыталась слезть со льва.

- Добрый день, - заговорило чудо, - меня зовут Ючон. Слышал, вы к волшебнику собираетесь, можно мне с вами?

- Откуда слышал? – изумлённо спросил Джеджун, ибо он сам ещё пять часов назад не знал, куда пойдёт, и что будет делать.

- Неважно, откуда, - решил придать ореол таинственности своей осведомлённости Ючон. – главное, что мне с вами по пути, надеюсь, не откажете…

- Тебе-то к нему зачем? – перебил его Юношка, - С твоими-то связями…

- Какими ещё связями? – удивлённо воскликнул Ючон.

- Ну как, ветер поднял, информаторы у тебя…

- А, понятно. Не, я мало что могу… А волшебник нужен… как вам объяснить-то… женщин я очень люблю… вот…

- А проблема-то в чём? - проскрипел Железный Макс.

- Ну сами представьте, я женщин люблю, а сам из соломы, в общем… гнётся у меня там всё.

Тут раздался дикий хохот. Юно катался по земле, он просто представил, в каком именно месте у Соломенного гнётся, и его понесло…

Джеджун пытался изо всех сил зажать рот ладошкой, чтобы не последовать примеру своего друга - всё-таки проблема у нового знакомого серьёзная, нехорошо смеяться.

Джунсик сочувствующе глядел на Ючона, слёзы стояли в глазах чувствительного льва – так жалко было ему Соломенного.

А Макс просто не понимал сути проблемы. У него вот, наоборот, ничего не гнулось, и от этого больше неприятностей было, чем преимуществ. Но, в конечном итоге, пришёл к выводу, что у каждого болты и гайки закручены по-своему, поэтому не стал особенно заморачиваться.

Ючон обиженно отвернулся от всех, но на душе потеплело, лишь только он почувствовал на плече лапу:

- Не обижайся, Юнхо не со зла, порода просто у него такая – о-со-бо-замо-ро-ченная, - практически по слогам произнёс диковинное слово Джунсу, - а так он добрый, и друг хороший, в обиду не даст. Надеюсь, волшебник всем нам поможет. К тому же, идти нам осталось не более двух часов. Там всё и выясним.

Так они и двинулись дальше. И практически без приключений добрались до волшебного города.

На воротах, при входе непосредственно в сам город, стояли двое высоких парней, что заставляли всех, желающих попасть внутрь, одевать розовые очки. Именно розовые. Герои наши поначалу ещё попытались возмутиться, чего им, будто Барби недоделанным, в розовых-то ходить. Но стража была непреклонна: без очков дальше ни-ни. Пришлось смириться.

Но, войдя в сам город, друзья оценили задумку с окулярами. Там… такой красоты они ещё не видели.

Везде весёлые и счастливые лица, все дети танцуют и поют. За ними наблюдают несколько взрослых парней и каждому особо отличившемуся вручают конфету или пряник. Юношка уже тоже решил пойти заработать свой пряник и рванул в сторону ближайшей танцующей группы, как Джеджун, схватив друга за загривок, поволок в сторону огромного красивого замка, вероятного обиталища пресловутого волшебника.

Внутри замка все тоже было в розовых тонах (кто бы сомневался). Наконец-то их препроводили в огромный зал, где на импровизированном троне, улыбаясь, восседал немолодой мужчина.

- Зачем пожаловали, дорогие гости? – спросил он друзей.

Те, перебивая друг друга, стали делиться своими проблемами, надеясь на помощь Великого и Ужасного. Выслушав всех, тот решил их успокоить:

- Помочь вам несложно, но… - тут ребята насторожились. - Вот, например, просьба Джунсу: стать дельфином. Я, конечно, могу превратить тебя в оного, но моря-то у нас поблизости нет. А согласишься ли ты жить в аквариуме, где воду менять будут, как придётся?

Джунсик испуганно помотал головой.

- Теперь Железный. Желудок тебе я сделаю, насыщение и удовольствие от еды ты получать будешь, но челюсти-то железными останутся – жевать придётся, еле скрипя шестерёнками.

Макс даже сел, гремя железом. А Ли Су Ман продолжил:

- Ючон, я помогу тебе, чтобы ТАМ, - волшебник многозначительно посмотрел на штаны, - у тебя не гнулось, но в остальном ты так и останешься соломенным.

Ючон расстроился.

- Ваши желания выполнить ещё проще, - проговорил Ужасный, глядя на Дже и Юнхо. – Но сможете ли вы вернуться домой и забыть о своих друзьях?

Парочка переглянулась меж собой, посмотрела на новых друзей, которые с надеждой, затаённой в глазах, ждали, что ответят они Ли Су Ману. И оба согласились, что без друзей будет уже скучно и грустно.

- А поэтому, - продолжил волшебник, - я предлагаю вам остаться в городе. Я превращу вас всех в людей. Вас это пока не касается, - обратился он к Дже и Юно, - если только собаку вылечить.

Тут Юношка встрепенулся, он-то себя больным не чувствовал. Но Су Ман уже подошёл к нему и долбанул того по голове неизвестно откуда взявшейся дубинкой со словами «клин клином вышибают». Из глаз Юно посыпались розовые звёздочки.

- Итак, предлагаю вам остаться в моём волшебном городе и стать мальчуковой группой под названием «Восходящие Боги Востока».

Ребята, переглянувшись, согласно кивнули. И тут же все преобразились. Джунсик превратился в симпатичного блондина с пухлыми губами, правда пятая точка так и осталась выдающейся, но это его нисколько не портило, а наоборот. Ибо Ючон, ставший жгучим брюнетом, уже приложил к ней свои лапы, оценив всю её привлекательность. Макс из железного преобразился в высокого молодого человека. И только Юно и Джеджун остались прежними, разве что одежда на Дже стала вновь чистой и целой, ничто уже не напоминало о «заскоке» Юнхо.

- Вы двое, - произнёс волшебник, обращая своё внимание на последних, - будете главными в группе, ибо именно вы привели всех сюда. Ты, Юнхо, станешь лидером и одновременно отцом всей группы, а ты, Джеджун, соответственно – мамой. И звать вас все будут семейкой ЮнДже. А теперь подписывайте контракт и вперёд, к покорению музыкального Олимпа!

Когда контракты были подписаны, с парней сразу же сняли розовые очки, и, выходя из здания, Дже вдруг содрогнулся, увидев несколько другую картину городской жизни: дети так и продолжали танцевать, вот только вместо пряников и конфеток, присматривающие за ними взрослые, напоминающие Карабаса Барабаса, «угощали» их плетьми за малейшую оплошность… Тут он решил вернуться и любыми путями попытаться разорвать только что подписанный контракт, с криком он начал колотить в двери замка и… проснулся.

Оглядевшись по сторонам, Джеджун обнаружил себя в своей комнате. Солнце уже заглядывало в окно, извещая о начале дня.

«Приснится же подобное», - усмехнувшись, подумал Ким и пошёл на кухню готовить завтрак для своей любимой семейки ЮнДже.




* Андрей Бартенев - основатель российского клубного перформанса, ссылки для тех, кто не знаком с его творчеством: www.kleo.ru/items/bomond/andrey_bartenev.shtml,
www.google.ru/search?q=%D0%BC%D0%BE%D0%B4%D0%B5...

** Фраза принадлежит не мне, спасибо Карелу Чапеку за его «мысли пушинки, уносимой ветром».

23:56 

Ты больше не спишь в моей комнате!

Я подумаю об этом завтра...
Автор: МасКа 2
Фэндом: Dong Bang Shin Ki
Персонажи: мемберы группы
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Слэш (яой), Юмор, Пародия, Стёб

Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 2
Статус: закончен

Описание:
- Юно, отвали - ты меня уже достал!! – Дже покраснел от крика – лидер-тугодум всё никак не мог понять, почему ему запрещают лапать старшего вне сцены.

Посвящение:
Любимым доркам. Чего мы только о них не пишем))

Публикация на других ресурсах:
С моего разрешения со ссылкой на данную страницу, плюс ссылку мне на сайт, где опубликовано.

Примечания автора:
Всё это, конечно, больше похоже на бред сумасшедшего, но и писалось как стёб, так что...

Часть 1
- Юно, отвали - ты меня уже достал!! – Дже покраснел от крика – лидер-тугодум всё никак не мог понять, почему ему запрещают лапать старшего вне сцены.

- Ну, Буууу, ну чего ты бесишься… давай обнимемся… - надул губы Чон, глядя на Хиро глазами щенка, которого отшлёпали за лужу, но, в чём его вина, не понимающего.

- И не называй меня Бу – это звучит глупо, – устало произнёс ДжеДжун.

- Но Бу… - и напоровшись на взгляд взбесившегося хомячка:

- Дже, ну я же не виноват, что ты такой привлекательный, что у тебя тонкая талия, - руки легли на вышеозначенное место, - а глаза и губки – любая девушка обзавидуется, - лидер, вытянув свои губы трубочкой, уже потянулся было к Киму, чтобы чмокнуть, но получил по носу.

- Я тебе сказал – отвали, мы потом с тобой поговорим на эту тему… - закончил разговор старший, - сейчас мелкие проснутся, надо приготовить завтрак, а ты мешаешь.

Юно заворожённо наблюдал за одногруппником: у того всё горело в руках, и куда только девалась вся неловкость, что проявлялась в любом деле - на кухне он был общепризнанным богом в отдельно взятой квартире. Благодаря его стряпне, не приходилось питаться фастфудом, как делали это остальные группы.

ЮнХо частенько ловил себя на мысли, что ему хочется обнять это сердитое чудо, поцеловать в надутые губки, послушать его ворчание. Останавливало то, что это вышеозначенное «чудо», несмотря на всю кажущуюся хрупкость, могло нехило шарахнуть по голове или другим жизненноважным органам, причем над выбором орудия мести никогда особо не задумываясь, а хватая, что под руку попадется. В силу сложившихся обстоятельств, Дже постоянно зависал на кухне, поэтому чаще всего под руку ему попадалась кухонная утварь: сковорода, поварешка, скалка. Конечно, поварешкой получить по лбу не столько больно, сколько обидно, а вот чугунной сковородой или дубовой скалкой… и главное, угадать невозможно, что прилетит в очередной раз. Вот и не рисковал.

И вот эту почти идеальную по своей сути картину прервал топот трех пар ног, несущихся по квартире с ором, который включал в себя: рев быка на арене, которому пикадор, промахнувшись, попал своей железякой прямо по самому пикантному месту, где находится средоточие самолюбия всех самцов в природе; писк мыши, малость придушенной не в меру разыгравшимся котом и хохот павиана, которого абсолютно всё, что он видит вокруг, приводит восторг…
Старшие, немного обалдев («немного», потому что почти каждое утро здесь начинается практически одинаково, разницу составляют лишь причина такого «круговорота мелких в одной отдельно взятой квартире» и порядок, в котором эти самые «мелкие» бегают по кругу), осторожно, чтобы домашний «цунами» из трёх проснувшихся «малышей» не сбил их с ног, выглянули в коридор. Там Ючон с ревом того самого быка носился за ДжунСу, который уже и попискивать был не в состоянии. Глядя на их догонялки, можно было усомниться в том, кто из них является астматиком, ибо глаза от нехватки воздуха выпучились именно у «дельфина». Макне же бегал за этой парочкой, беспрестанно гогоча, стараясь ничего не упустить из утреннего представления. Но запах вкусняшки, приготовленной ДжеДжуном, заструившись в щель приоткрытой хёнами кухонной двери, вдруг достиг особо чувствительных ноздрей «растущего организма» и заставил того, резко затормозив, кинуться в кухню, открывая дверь нараспашку, чтобы проскользнуть мимо старших, с воплем:

- Хён, я так голоден, что сегодня на завтрак?!

Этот вопль, перекрывший все звуки в квартире, а, возможно, и во всем квартале, остановил погоню на самом интересном месте. Из коридора на старших смотрела композиция под названием: «Кто нассал в мои ботинки?!» Ибо ЮЧон и ДжунСу глядели в сторону кухни совсем обалдевшими глазами, будто действительно увидели ту самую птичку, обещанную когда-то фотографом, но годами скрывавшуюся, а сейчас, наконец-то, выскочившую, хотя уже никто не ждал её появления. И вот это выражение «она всё-таки существует!» наблюдали старшие. Причем лицо Микки было перемазано зубной пастой, надо сказать, художественно перемазанное, так как усы, брови и козлиная бородка из трёх полос на подбородке придавали моське ЮЧона весьма забавное выражение, учитывая то, что паста была трехцветной, если бы не его руки, держащие за шкирку незадачливого дельфина.

Ничего объяснять уже не надо было – причина догонялок налицо, вернее, на лице. ГОГОТ раздался тот ещё.

Микки уже остыл и, выпустив ДжунСу, плюс чертыхнувшись, пошёл в ванную комнату, чтобы умыться и окончательно остыть.

Су некоторое время всё ещё стоял в коридоре и стряхивал с себя что-то, видимое только ему, потом с независимым видом прошёл в кухню и сел на своё любимое место, поближе к телевизору.

Через несколько минут зашёл ЮЧон, уже одетый в майку имени себя любимого и шорты. На лице красными полосами алело раздражение от ментоловой триколорной пасты. Благо, съёмок сегодня не было, только участие на радио, иначе гримёры просто придушили бы любого, кто приложил руку к этому безобразию, на исправление которого пришлось бы затратить не один час.

С аппетитом ел только макне. Остальные ковырялись в тарелках, каждый размышляя о своём. Поэтому никто из старших не обратил внимания, что еда на их тарелках стала таинственным образом исчезать, а моська Мина становилась всё счастливее и счастливее.

Закончив завтракать, мелкие покинули кухню, а ЮнХо остался с Дже, чтобы под видом помощи с уборкой ещё немного потискать хёна, пока тот не придёт в себя…

Сегодня группе предстояло провести прямой эфир на радио, отвечая по ходу действия на вопросы дозвонившихся счастливчиков-фанатов.

Естественно, вопросы, прежде чем пустить в эфир, фильтровались несколькими операторами, но случилось несколько осечек…

Часть 2

В начале передачи всё шло как по маслу: слушатели задавали вопросы, мемберы – отвечали. Но вот прозвучал очередной:

- Скажите, пожалуйста, ЮнДже – это реальность или просто является пейрингом для особо замороченных фанаток?

Вопрос ввёл в ступор большую часть присутствующих в студии, но только не ДжеДжуна, ибо его девиз «Сначала скажи, потом подумай!» был воплощён в жизнь моментально:

- Как вы можете сомневаться! На днях лидер обещал мне предложение сделать! – возмущенным тоном воскликнул Ким-старший и, широко улыбаясь, подмигнув остальным, продолжил: - Надеюсь, все поняли, что это шутка, мы – просто хорошие друзья.

Глаза операторов, мемберов и ведущего после первой фразы были выпучены настолько, будто всех внезапно поразила эпидемия базедовой болезни. А макне даже поперхнулся пирожком, которым сердобольная девушка из стаффа угостила вечно голодное подрастающее поколение группы, щедро расплёвывая начинку из вишни по столу и по «куда попало» присутствующим. А попало, надо сказать довольно метко: у лидера родинка увеличилась раз в десять, соответственно размеру ягоды, ЮЧону – в глаз, остальные легко отделались. После того как все утёрлись, а особо сильно оплёванные умылись, проигрыш композиции «О» был остановлен, и в эфир опять пошли вопросы – всё по накатанной…

Но стоило немного расслабиться – и вот оно:

- ДжеДжунни-оппа, пригласи меня на свидание… - просительно-игривым голосом проворковал динамик.

ДжеДжун даже подумать не успел, как перед его носом появился кулак менеджера. Но не тому его показывали…

«Ничего не получится, сегодня хён идет на свидание со мной, а вечером мы будем целоваться на последнем ряду в кинотеатре!» – мысленно ответил лидер этой наглой девчонке. Но обратив внимание на гробовую тишину и взгляды, направленные на него, понял, что рявкнул это вслух, причём, выдал в прямой эфир.

Чон с ужасом ожидал реакции ДжеДжуна, взглядом рыская по столу, пытаясь убедиться, что ничего особо тяжёлого под руку старшему не попадётся, и с облегчением заметил, что тяжелую пепельницу и коллекционное пресс-папье, благодаря своей молниеносной реакции, уже успел заграбастать себе мелкий, дабы Ким не дотянулся. Поэтому тому ничего не оставалось, как сверлить Юно взглядом «я тебе язык отрежу и засуну…», дальше переводить значение этого самого взгляда лидер не стал, ибо и так всё понятно было.

С вопросами радиослушателей было решено завязать, пустив в эфир песни из последнего альбома, попутно их комментируя.

Вернувшись домой, Юнхо не рисковал оставаться наедине со старшим. Он три раза поел вместе с макне, но, решив, что лопнет, на четвертый раз в кухню не сунулся – пошёл мешать ЮСушкам, пока его не выгнали из комнаты, дабы он со своим больным чувством справедливости не мешал ЮЧону шульмовать при игре в карты. И чтобы не возмущался, почему, дескать, ДжунСу за проигрыш должен расплачиваться поцелуями, а ему, Юно, доставались одни щелбаны, после десятка которых казалось, что лоб уже звенит.

В комнату, которую делил с Дже, он зашёл только после того, как убедился, что сосед засопел, уснув. Тихо, как мышь, юркнув под одеяло на своей кровати, Юно отключился, едва голова его коснулась подушки…

Концерт в Токио… DBSK были в восторге от того, как их здесь принимали. ЮнХо без зазрения совести лапал ДжеДжуна, чмокал того куда ни попадя, делал вид, что шепчет что-то на ушко – публика пищала от восторга, и здесь Ким не мог ничего возразить – этого требовали зрители. Дже смущался, но делал вид, что всё так и должно быть, хотя не понимал, почему это так заводит японских фанатов.

Но вот концерт окончен, группа, попрощавшись со зрителями, направилась в сторону кулис. ЮнХо увидел, что его родного «Бушечку» за руку куда-то тянет нуна из стаффа, а тот с видом счастливого щенка, глядя восторженными глазами на девушку, безропотно следует за ней. За секунду лидер оказался рядом и, обнимая Хиро за талию, потянул того в свою сторону. Нуна отпустила руку ДжеДжуна, удивлённо глянув на Юно, и, ускорив шаг, прошла вперёд.

ДжеДжун, глаза которого, казалось, стали ещё больше, с отчаянием смотрел вслед уходящей девушке, затем, как в замедленной съёмке, повернулся к ЮнХо и заорал:

- Ты, придурок, ты чего творишь?! Я же тебе не раз повторял, отвали. Ты даже представить себе не можешь, сколько усилий мне пришлось приложить, пока я эту нуну окучивал. Но вот приходишь ты – и результат двух месяцев насмарку! Когда ещё представится случай. Мне рассказывали, что она такое может вы… - но вот Ким увидел рядом ЧанМина, который, навострив свои слегка оттопыренные ушки, внимательно прислушивался к разговору, глядя вслед той самой нуне, которая «такое может…».

- Ладно, пошли. Всё равно уже поздно, толку-то теперь объяснять…

Дома, как ни странно, разборок никто не стал устраивать. Расстроенный ДжеДжун быстро искупался и пошёл спать. Уснул он сразу, поэтому Юно тоже улёгся на свою кровать. Но никак не мог заснуть, он смотрел на Хиро, как тот разбросался по кровати, приняв позу «морская звезда». В темноте его тело словно светилось, отражая лунный свет, струящийся в незашторенное окошко.

А Киму снился потрясающий сон. Он всё же пригласил ту самую нуну на свидание в отель. Причём, ужин был приготовлен молодым человеком самостоятельно. СуДжин восхищалась талантом парня, с удовольствием поглощая практически всё, что предлагал ДжеДжун. Затем он разлил по чашкам кофе из термоса, налив сверху сливки и сделав забавный рисунок в виде мордочки котёнка. Чтобы научиться латте арту, Дже потратил две недели, но оно того стоило, ибо девушка была в полном восторге. Отпив немного из чашки, она позволила парню лёгким поцелуем буквально слизать пенку с верхней губы. Не встретив сопротивления, молодой человек углубил поцелуй - ему ответили довольно страстно. Что потом началось…

Ким просто плавился от ласк, что дарила опытная партнёрша. Её руки были везде, а проворный язычок порхал по всему телу, даря невероятные ощущения. Вот губы девушки на шее, вот они теребят сосок, затем язык забирается во впадинку пупка, рука её опускается ниже, ложится на самый главный орган в данный момент. Руки ДжеДжуна тянутся к СуДжин, гладят шелковистое, в меру мускулистое тело. Создается впечатление, что девушка занимается спортом, очевидно плаваньем или, судя по накачанным ногам, бегом. Но не найдя грудь, парень насторожился, ведь он отчётливо помнил, что у нуны футболка топорщилась сообразно третьему размеру, неужели, чтобы произвести впечатление, она использовала специальные подкладки, которые так любят мелкие прыщавые девчонки, чтобы казаться взрослее. Но вот рука наткнулась на то, чего у девушки не должно быть вообще, если только она… не является мужиком!

Глаза Дже резко распахнулись и, придя в себя и моментально проснувшись, он обнаружил, что его тискает и целует ЮнХо. Сказать, что Хиро разозлился – это ничего не сказать. Он был просто взбешён. Но лидер вовремя соскочил с кровати и выбежал из комнаты. За ним гнался старший в костюме Адама, то есть абсолютно голый, ибо привык так спать, и все мемберы группы об этом знали. В два часа ночи всю квартиру поставили на уши Чон и Ким-старший, причём, последний, пытаясь догнать лидера, на ходу лихорадочно пытался придумать самое страшное наказание, но то, что приходило в голову, казалось настолько простеньким, что рёв от безысходности, который послышался минут через десять догонялок, оглушив младших, разбудил даже непробиваемого ЮЧона, заставив того рухнуть с кровати и больно удариться копчиком. Пока трио наблюдало за старшими, их словарный запас значительно увеличился, правда, использовать его мало где можно было, причём, поражала осведомлённость ДжеДжуна о родословной лидера до пятого колена включительно. Наконец, на третьем кругу, Хиро заметил три моськи, торчащие из дверей спален, одна из них смотрела восторженно куда-то между ног хёна. Только проследив в направлении взгляда макне, с криком «ёпть!!!» Ким, прикрыв причинное место, ретировался в свою комнату.

Электронные часы показывали 3:15, когда почти спокойный Дже вышел из их общей с ЮнХо спальни, выволакивая оттуда спортивную сумку и чемодан, туго набитые вещами. Затем, подойдя к макне, который жевал печеньку, заедая её куском солёного огурца, парень схватил того за шкирку и поволок в сторону спальни, уведомляя всех:

- Теперь Минни займет одну со мной комнату, - и, видя, что ДжунСу пытался что-то вякнуть, прорычал: - Возражения не принимаются, только попробуйте сказать что-то против, - никто и не посмел - все были в шоке от такого жёсткого поведения всегда мягкого, любящего всё и вся старшего.

Дверь в комнату хлопнула, но тут же открылась и в проёме показалась моська малость прифигевшего Минни, пытавшегося выбраться в коридор, но рука ДжеДжуна, схватившая Макса на манер плюшевого медвежонка – поперек туловища – затащила того обратно. Затем Дже, выглянув наружу, нашёл взглядом лидера и произнёс, чеканя каждое слово:

- А ты больше не спишь в МОЕЙ комнате!

14:57 

Пьяным море по колено 2

Я подумаю об этом завтра...
Автор: МасКа 2

Фэндом: Ориджиналы

Рейтинг: G
Жанры: Юмор, POV, Стёб

Размер: Драббл, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Иногда, выпив энное количество спиртного, становишься Суперменом, жаль только, что узнаешь об этом со слов посторонних, ибо сам ничего не помнишь...

Публикация на других ресурсах:
Со ссылкой на эту страницу, плюс ссылку мне, где опубликовано.

Примечания автора:
Были заморочки с постановкой рейтинга, все-таки насилие присутствует, но решила пока так оставить.



Иногда, выпив энное количество спиртного, становишься Суперменом, жаль только, что узнаешь об этом чаще всего со слов посторонних, ибо сам ничего не помнишь, а порой даже и не подозреваешь...

Собрались мы как-то с Натахой прогуляться. Была у меня тогда девушка: ноги от ушей, прямые, что столбики - она это знала, потому и юбки носила по самое не хочу, а глаза огромные зеленые, опушенные длинными черными ресницами. Несмотря на всю свою хрупкую красоту, драться умела не хуже мужика любого, поэтому и не боялась никого.

И вот идем мы по бульвару, а на лавочке парней человек шесть сидит. Тут Наталья меня спрашивает:

- Ты точно драться умеешь?

- Конечно, - отвечаю, а сам какой-то подвох попой чувствую.

Драться я умел, причем прилично, не зря за плечами кружки по карате и айкидо, ну про ниндзюцу немного читал. Правда, в жизни последнее вряд ли пригодится. Ну сами представьте, бегает шарикообразный чувак в черном комбинезоне в облипку и сюрикенами пуляет во что ни попадя, тут и до поединка время не дойдет - противник от смеха помрет или икотой будет долго маяться.

Вообще я разными видами спорта пытался заняться. Сначала футболом в дворовой команде. Меня из-за комплекции все время вратарем ставили – мяч мимо меня еще ни разу не пролетал, хотя я уворачивался как мог, поэтому надоело мне быстро. Затем в бокс решил податься, но в первый же день мне сломали нос пустой боксерской перчаткой, я обиделся и ушел. Следующим в моем списке дзюдо было, там я продержался две недели, после чего покинул и этот кружок, ибо впечатление у меня сложилось, что из нас там ездовых лошадей готовят, так как все это время мы только и делали, что друг друга на спине таскали с переменным успехом.

Таким образом, остановился на карате и айкидо. В первом случае я так научился ногами махать, что противник ко мне близко подойти не мог, а во втором просто по приколу интересно было наблюдать, как спарринг-партнер под своим весом заваливается в разных позах на мат, тебе только помочь немного надо, а дальше - инерция.

О чем это я? Ах, да, Наташка, доставая сигарету, и обратись к парням, что на лавочке мирно водку пьянствовали:

- Эй, сопли, спичку к сигарете... быстро! – я понял, что попа у меня не хуже Глобы работать может, чувствовал же…

Мальчики как-то оживились сразу, почти бегом к нам побежали… все шестеро… Я думаю, неужто прикурить торопятся дать. Точно, прикурить, только в несколько ином смысле…

Когда они назвали цену, за которую готовы были спичку предоставить, мне поплохело – ни фига себе инфляция, да эти барыги в конец оборзели. А один, уж больно на глисту похожий, ибо бледен и худ неимоверно был, кирпич стал предлагать купить. Ну, этот прикол я знаю, сам не раз продавал, когда выпить хотелось - всегда покупали. Но я ж не дурак, чего с одним-то делать буду, даже будку Шарику не смастерить. Ну, беру этот кирпич, да как хрястну самого крупного бугая по маковке… Даааа, крепкой черепушка оказалась – он моргнул раза два, глаза кровью налились… и вот тут я понял, что пикадор на арене рядом с быком чувствует…

Ну, что сказать, боролся я с врагом героически, двоих Наташка сама уложила – они сдуру решили, что девица им не помеха, а даже очень наоборот, развлечение - идиоты, что с них взять…

Положили мы их всех возле их «законной» лавочки и пошли дальше. А меня так и распирает подругу за развлечение поблагодарить, где б я еще так искусно рубашку порвать смог, да бровь рассечь, а про шишку на лбу вообще молчу – крепкая у кого-то голова попалась, небось, пластина титановая стоит.

- Наташ, как тебе не стыдно, я ж себя садюгой чувствовать буду. А парни? Они теперь от любого курящего шарахаться начнут.

- Мне интересно было, насколько хорошо ты дерешься, - вот что на это ответить? – Ладно, давай по домам.

Проводил я ее, а сам в кабак решил зайти. Но не дошел - по дороге меня знакомые перехватили.

Выпивки халявной было море, а из закуски только коробок спичек, да семечки. Ужрались мы знатно… Когда я решил пройти между двумя дверями и лбом аккурат в косяк воткнулся, понял, что пить хватит, домой надо бы. Попрощался со всеми и к остановке двинулся.

Тут и автобус подошел. Смотрю я, а транспорт падать начал, причем, вперед фарами заваливается. Ну я быстренько перед автобусом встал, плечом его подпираю, ору, чтоб выходили все, так как долго я не выдержу, тяжело… Мне отвечают матом, чтоб дорогу освободил… Я жизни их спасаю, а они хамят. Полчаса прошло, у меня ни сил, ни слов не осталось, а пассажиры сидят и выходить не думают, смертники, блин… Но тут выбегает водитель и мужик какой-то, хватают меня и тащат внутрь… Я брыкался, как мог…

Довезли меня до конечной, а тут и до дома рукой подать. Иду по мостику через речку Вонючку и сам горжусь собой – раз доехал, значит автобус все же не упал, не зря я надрывался…

Больше ничего не помню…

Утром мне мама первой решила память освежить. Я, дескать, гад, пришел домой пьяный вдрабадан и на вопрос ее:

- Что случилось? Тебе плохо? – только и смог, что кивнуть.

Она уже за трубку схватилась, в скорую звонить, да брат тут решил ей глаза открыть:

- Мать, не позорься, он пьяный в стельку.

- А я его еще отматюкала, все не верила, пока ты ковер ручной работы не попортил… И главное, гад, не устраивало тебя в ванной блевать – все время в зал возвращался… Сволочь, знаешь, сколько я его чистила? – отвечать смысла не было – вопрос был чисто риторический, поэтому я только кивнул, но потом головой помотал – не знаю, дескать…

Сунула она мне молча ведро с мусором в руки. Подхожу к мусоропроводу, а там в углу доска от нашей лавочки стоит. И какой идиот, думаю, общественное имущество портит, да еще в подъезд, придурок, притащил…

Захожу домой, весь такой задумчивый, а тут братец забежал в квартиру, новостями поделиться.

Знакомые его пожаловались, что ночью какой-то идиот гонял их по всему кварталу, размахивая доской, отодраной от лавочки. А они всего-то денег на курево попросили, кто ж знал, что парень настолько нервным окажется.

И чего это Ромка решил, что я это был…

Решил я к друзьям из соседнего дома сходить, а то мать, похоже, надолго завелась.

Первым вопросом Сергея, заданным у порога, был:

- Ты чего вчера так нажрался? Мы тут с тебя угорали…

И они мне рассказали…

- Мы в подъезде решили первый четверг на неделе отметить и покурить в окно вылезли. А тут ты странный такой: мелкими перебежками от стены к стене передвигаешься, - начал Сережка. – Я еще тебя окликнуть хотел, но Мишаня мне рот зажал…

- Я увидел, что к тебе трое парней двинулись, решил посмотреть, чем закончится, а Серый все испортить мог.

- Ну и гад же ты, Миня, - не выдержал я.

- Да ты чо, мы ж выскочили бы, кабы понадобилось, но хотелось глянуть, зачем келешня к тебе подвалила…

- Ну подходят они к тебе, прикурить просят, - продолжил Серый, - а ты такой:

- Не курю, а сам сигаретой в зубах попыхиваешь.

- Я еще и курил?! – меня вынесло, я ж вообще-то не курю, в силу некоторых обстоятельств, а тут с сигаретой в зубах – капец…

- Ну, дык, а мы о чем… Мальцы тебе:

- Поделись денежкой, а то курить хочется…

- И тут тебя будто перемкнуло: набычился, цигарку выплюнул и с криком «Минздрав предупреждает...» и прочее ласково так доску от лавочки отдираешь и за ними – воспитывать, наверное, кинулся…

- Ага-ага, - Мишанька аж захлебнулся, видать столько сказать хотел, а слов подобрать не успел, поэтому Серый продолжил:

- Вы три раза вокруг квартала оббежали, пока они не решили остановиться. А ты, видать, спрятаться от них хотел, чтобы подстеречь, встал у будки трансформаторной, а дрын свой в руках держишь.

- Только мы не поняли, от кого именно ты так странно прятался, - это уже Минька, нашел таки слова, блин, - ты ж на них в упор смотрел. Ну, мальцы постояли-постояли и уйти решили, видя, что оппонент странно так завис. А ты еще минут десять в «прятки» играл, а потом с доской своей домой почапал. Ну, мы тебя не стали окликать – чего человека нервировать, да еще «вооруженного», решили потом поздороваться, когда проспишься.

Посидели мы с ребятами еще немного за «рюмкой чая», и я домой пошел отсыпаться, мать вроде остыла уже…

А «лавочкину доску» из подъезда я потихоньку вынес на мусорку, чтобы никто не видел…

14:55 

Пьяным море по колено?..

Я подумаю об этом завтра...
Автор: МасКа 2

Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: три друга

Рейтинг: G
Жанры: Юмор, POV, Стёб

Размер: Драббл, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Храбрых друзей, подогретых спиртным, попросили о помощи...


Публикация на других ресурсах:
Со ссылкой на эту страницу, плюс ссылку мне, где опубликовано.

Примечания автора:
Несколько суховато получилось. Но уж очень хотелось запечатлеть эту историю))


«Пить плохо» - эту простую истину всем нам в школе внушали учителя. Но куда девалась их принципиальность накануне праздников, когда весь преподавательский состав во главе с директором школы собирался в буфете и уже через полчаса оттуда доносился нестройный хор, горланящий о морозе с конем*, калине с парнем молодым** и прочей подобной атрибутике, называющейся гордо «застольными песнями».

Мы с ребятами только посмеивались, прислушиваясь к воплям, пытаясь угадать, кто исполняет ведущую партию на данный момент. Особенно угорали, когда директор басом пытался поведать всем историю о полюбившемся ему женатом парне из Саратова***.

Однако позже… пришлось на своем опыте убедиться, насколько алкоголь порой срывает крышу…


Было у меня в те времена два друга: Жека и Колёк. Колёк работал в магазине «Мясо-овощи» рубщиком этого самого мяса. Времена, скажу вам, были замечательные. У него своя комнатка имелась, где мы пили из чайника вино. А чего ж, магазин все-таки, а значит - халява. И вот однажды, нарезавшись этого благородного напитка под названием «777», а в просторечии «три топора», решили пойти прогуляться. На дискотеку еще рановато было идти, так что решили мы по бульвару побродить.

Жека нам новый нож свой показывал, настоящий спецназовский. Ну как показывал – хвастался он им. А тесак действительно стоящим был: большой, с широким лезвием, поверху зазубрины – мечта. Идем мы себе спокойно, по очереди в деревья им тыкаем, мы с Кольком завидуем потихоньку, и тут бабка из кустов навстречу бежит в воплем:

- Мальчики, там женщину насилуют, помогите! – рукой на детсад показывает, а сама дальше бежит, и возвращаться явно не собирается…

А тут и мы услышали: точно насилуют, ибо верещала дамочка настолько натурально, что прикалываться так никому в голову не придет.

Ну мы и ломанулись: Колёк с Жекой через забор скакнули, а я, ввиду своей округлости (потому как меня по сказочному воспитывали – «на чистом сливочном масле»), вокруг бегу, пытаясь калитку найти. По пути кол откуда-то выдрал, леса строительные вроде там стояли (сейчас-то уже лежат), но вход нашел-таки. Прибежал, правда, поздновато – разборки уже закончились, пока я калитку на третьем кругу увидел. Но меня-то об этом никто не предупредил, да и не успел бы, а потому я так игриво раскрутил свой дрын, причем с гвоздями на конце, что сортировать на своих и чужих уже некогда было – инерция, законы физики еще никто не отменял. А потому получили доской по морде все стоящие, кто был выше меня, а именно: Колёк и Жека.

После того, как я выслушал от ребят, откуда у меня руки с ногами растут, и что я за животное (вот уж не знал, что Женька настолько подкован, Колёк-то всегда начитанным был, у нас с ним даже дискуссии порой случались часа на два, но Жека поразил), познания мои в биологии значительно пополнились за эти пять минут, а обороты речи, сказанные на чистом русско-матном языке, просто ввели в ступор – надо ж было эдак завернуть!

Видя, что вину свою я осознал и завис, они любезно решили ввести меня в курс дела. По словам пацанов и разбираться-то не в чем было. Сторож со своей дамой сердца отдыхали душой и телом. Больше, конечно, телом, учитывая крики, что из окна открытого доносились – лето все-таки. Кстати, парочка так и не удосужилась встать, ведя переговоры, не отрываясь от основного дела.

На том и разошлись, вернее мы ушли, оставив мужика с подругой дальше развлекаться – пусть теперь другие лохи попадаются…

И тут я обратил внимание на шланг в руках у Кольки. Вопросительно переводя взгляд с одного на другого, отчего пришлось внеплановой зарядкой заняться: росту в Женьке было без малого два метра, в Кольке метр семьдесят восемь – вот и представьте, каково мне приходилось с моими метр семьдесят четыре.
Колёк, заметив мой красноречивый взгляд, упершийся в резиновое подобие змеи, по размерам судя, гремучей, не меньше, ответил:

- Жека-то у нас при оружии был, вот и мне, чтобы не с пустыми руками шел, шланг резанул…

И меня накрыло:

- А чего ж такой короткий, всего-то два метра – по своему росту, видать, метил?

- Да кто ж там разглядывал, темно было – смущенно почесывая рыжие кудри, ответил Женька, - вот тут-то к моему гоготу и друзья присоединились…

Отсмеявшись, мы решили продолжить вечер, точнее ночь уже, на дискотеке. Живописную картину мы представляли наверное: Женька, двухметровый парень с рыжей шевелюрой, поигрывающий спецназовским ножом, Колек, блондин коротко стриженный, за которым тянулся шланг с нехилым таким вентилем на конце, и я, не худой молодой человек с локонами темно-русого цвета ниже плеч. Волосам моим даже девчонки завидовали, ибо вились они крупными кольцами, а меня раздражало это – пытался выпрямить, да в хвост собрать.

Вот так и приперлись мы в ДК****. До сих пор не понимаю, почему нас не остановили на входе, «оружие» у Кольки не отняли… Наверное выглядели мы, как те суровые парни, которые ни за что не платят, да и денег у нас с собой не было…

Не помню, кто нам наливал, да и остальное в памяти запечатлелось смутно и урывками, видать знатно набрался.

Подраться еще с кем-то успели, правда, так и не понял, смог ли Колёк пустить свою «змеюку» в дело, прежде чем мы победили... А, нет, вспомнил, что половина танцзала пригнулась, когда Николай свою «орудию» раскрутил… Так вот, почему у меня голова-то заболела – это ж я по маковке вентилем получил, а я все на похмелье пенял… Главное, что оппонент мой, которому я сосредоточенно морду бить пытался и даже попадал один раз из трех, успел пригнуться, а я с пьяных глаз, видать, решил, что своих-то Колёк не тронет. И с чего уверен был, что железяке это медной не все равно было, кого огреть… Дальше опять провал.

Зато я помню, как меня домой несли. Парни меня сразу почему-то неправильно подхватили: голова моя оказалась на плече Николая, а ноги Женька на своё плечо завалил, представляете позу? Так меня и тащили, словно бревно, правда, за счет разницы в росте, вниз головой. И чего потом Колька возмущался, что остатки еды решили выйти посмотреть, кто ж хозяина неправильно несет… Я ж не возмущаюсь, что они, когда передохнуть решили, положив свою ношу (то есть меня любимого) на лавочку, на меня же и сели, причем ничто не подсказало им, что таких мягких лавочек не бывает.

Последнее, что я помню: стою у двери в свою квартиру, лбом жму на звонок, руки-то не работают, перетрудились видать, не помню, правда, где. Дверь открыла мама…

В общем утром было стыдно… перед мамой…

Наутро у меня под правым глазом такой фонарь обнаружился - загляденье, а у Женьки с Кольком мордяхи исполосованы были – видать гвозди мимо не прошли… Дикий ржач стоял минут сорок.


Примечания:
*песня «Ой, мороз, мороз…»
**песня «Ой, цветет калина…»
***песня «Огней так много золотых…»
**** Дом Культуры

14:52 

Мы встретимся, хён...

Я подумаю об этом завтра...
Фэндом: Dong Bang Shin Ki
Персонажи: ДжеДжун / ЧанМин

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст
Предупреждения: Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Когда приходится расставаться с любимым, причины, по которым не мог раньше признаться, кажутся такими глупыми...

Публикация на других ресурсах:
Категорично нет.

Примечания автора:
Пишу такое (NC) впервые. Просто увиденная сегодня нарезка видео почему-то навеяла именно это...
Вот это видео, если кому интересно, а именно момент на 5.23:



- Хён, как ты мог! Ты не должен уходить! Останься… пожалуйста… - последнее почти шёпотом.

- Прости, ЧанМин, пойми меня – я должен. Они без меня не смогут…

- А я?! Я для тебя пустое место?! – голос макне неосознанно сорвался на крик.

- Мы же предлагали вам вместе уйти, все были согласны, но вы с ЮнХо отказались в последний момент. И заметь, я даже не спрашиваю о причине, по которой вы изменили решение. Мне казалось, наш первоначальный план был идеален – сразу пятерых не смогли бы игнорировать, а так… Теперь будет сложнее всем…

- Я могу объяснить, почему передумал… вернее мама не разрешила, ты же знаешь, из-за нее я сюда пришел – это обязательство давит, но не могу пойти против её воли, она же мать.

- Я тебя и не виню, каждый выбрал то, что посчитал более приемлемым на данный момент. Может это даже лучше, что ты остаёшься. Ли Су Ман вас не оставит, у вас будет новая программа, а мы даже не знаем, что будет с нами, есть ли вообще у трио это самое «будущее». Да и Юнхо нужна поддержка, тебе придется стать ему старшим братом. Ты лучше всех должен знать, насколько он раним и абсолютно неадекватен в быту.

- Значит я с разбитым сердцем должен еще и хёну сопли вытирать и собирать его грязные носки по дому?!

- Поверь, если бы это было возможно, я бы сам всё делал, но пойми, нам не дадут встречаться, возможно, вас заставят переписать контракт с условием прекращения каких бы то ни было встреч с ушедшими мемберами. Я не виню ЮнХо за принятое решение. Он через многое прошел, чтобы быть здесь, его страх снова оказаться на улице мне понятен. Да ещё давление отца - сам знаешь, как может выносить мозг прокурор. Он первым постарается перекрыть все лазейки для наших встреч.

- Но, Дже… Я… не знаю как объяснить… не думал, что вообще смогу когда-нибудь… хотя всегда хотел… Люблю… Да, черт возьми! Я люблю тебя!!! Какой же ты дурак, что до сих пор этого не заметил!!! Неужели не видел, не понимал?!

- Минни, солнышко, успокойся. Малыш, я тоже тебя люблю, все тебя любят. Разве можно остаться к тебе равнодушным?

- О, боже, хён! Ты совсем-совсем ничего не понимаешь?! Я не говорю о дурацком чувстве ответственности!!! Да, я люблю, но никакой подоплёки типа «братской любви» нет. Я неравнодушен к тебе как к мужчине! Знаешь, сколько девок я поимел, представляя тебя, сами они – пустое место, только отождествление с тобой имело смысл. Да, я хотел их, но в постели со мной был всегда лишь ты, неужели не заметил, что ни одна не задержалась там надолго, да и в жизни тоже?!

- Чан… как ты… да я… Ты же сам говорил, что ненавидишь меня, не любишь парней… Конечно, я не мог даже представить, но как…

- А что я мог сделать? Ты всё время был с ЮнХо, этот ваш дурацкий пейринг - слишком всё со стороны правдоподобно выглядело. Может, с твоей стороны это и было пейрингом, но почему ты думаешь, что ЮнХо считал так же? Вспомни все его действия, все его касания, якобы обнимашки – да он откровенно лапал тебя, а ты, глупец, не понимал этого?! Почему ты думаешь, его отец так ненавидел тебя, неужели ты веришь, что этот ваш пейринг напугал его, дескать портит репутацию сыну? Нет, похоже, только ты не замечал, насколько он тебя хотел, ведь ЮЧон с ДжунСу часто оставляли вас наедине, силой уводя меня с собой, давая этому грёбаному лидеру шанс объясниться с тобой. А ты… ты всё считал за шутку… Ну какой же ты тупой!!!

- Но ты, почему ты молчал?!

- А какова была бы твоя реакция, скажи я тебе о своих чувствах? Ты же видел во мне всего лишь ребенка, всегда только ребенка… - устало прошептал молодой человек. – Я бы и сейчас молчал, если бы страх потерять тебя навсегда, не заставил признаться…

- Но ты же единственный, кто презирал объятия, особенно мои… - ДжеДжун был растерян, он не знал, как реагировать на всё это, что из сказанного было правдой, а что – результатом случившейся истерики, может мелкий сам ошибается в своих чувствах

- Как же ты слеп… Да я просто млел от твоих прикосновений, я до сих пор помню твою заботу на самой первой церемонии награждения. Как ты обнял меня, правда первым ты бросился утешать ЮЧона, но когда настала моя очередь, я решил воспользоваться твоей добротой по полной. Да, плакать я начал от избытка чувств, что наконец-то эти грёбаные дни убийственных тренировок оправдались, дав свои плоды, но потом, в твоих объятиях, у меня началась настоящая истерика от счастья. Ты же помнишь, как я вцепился в тебя – сам же жаловался, что чуть не раздавил… А я хотел, чтобы это длилось вечно… А знаешь, почему я стал отказываться от обнимашек с тобой?

- Я думал, что тебе действительно неприятно…

- Дурак и ещё раз дурак! Каждое твое прикосновение било током, я боялся, что не выдержу и у всех на глазах начну откровенно тебя домогаться, что не смогу остановиться.

- А наедине?

- Я же для тебя всегда был лишь ребенком. Ты бы все принял за бред или того хуже, подумал, что я ошибаюсь и стал бы дистанцироваться от меня, а так мне хоть что-то перепадало, ведь моё сопротивление подстегивало тебя сделать наоборот. Я делал вид, что отталкиваю тебя, а сам ликовал. Это было на грани эйфории. Как я хотел порой придушить ЮЧона и ЮнХо за то, что не стеснялись объятий – для них все было легко, причём, как я уже говорил, лидер пользовался этим, лапал тебя безбожно, а ты думал, что всё ради слеш-фанаток. Хотя, судя по тому, как иногда ты рявкал на него, всё же тебя это порой доставало…

- Да, ты прав. Иногда я считал, что он перегибал палку, поэтому срывался…

- Как я был счастлив в такие моменты, но их было не так много…

- Может всё-таки тебе стоило попытаться сказать мне…

ЧанМин приблизился к сидящему в кресле хёну, навис над ним и жарким шёпотом, от которого все мурашки, что бродили по телу Дже во время этого разговора, построились в шеренгу и, развернувшись на девяносто градусов, изрядно потоптавшись по груди, дружно устремились вниз, произнёс:

- Сейчас попытался и что? – лизнул мочку, слегка прикусив, затем, захватив в плен сережку, потянул нежно, но требовательно.

Стон, что раздался в ответ на его действия, заставил макне потерять голову. Не отдавая себе отчёта, он рывком сорвал со старшего растянутую футболку, мысленно благодаря хёна за любовь к таким вот вещам, что были в данном случае как нельзя кстати. Видя, что Ким хочет что-то возразить, мелкий схватил того за плечи и крепко прижал к спинке кресла. Глядя в эти широко распахнутые глаза, затуманенные сейчас таким естественным желанием, глаза, что брали в плен сразу, заставляя капитулировать, даже не помышляя о сопротивлении, ЧанМин умолял:

- Только сегодня… прошу тебя, стань моим. Я больше ни о чем не попрошу, даже буду присматривать за лидером, как ты хочешь, стану ему нянькой, но сегодня, сейчас будь моим, я так долго ждал, может это наша последняя встреча наедине, а может вообще последняя… Я так долго мечтал об этом, стань моим подарком на прощание…прошу…

- О, боже, - раздался стон в ответ.

Рука ДжеДжуна вырвалась из плена, схватила Мина за затылок и резко притянула к себе. Пухлые губы старшего слегка коснулись чужих, проворный язычок, от вида которого пищат миллионы фанаток, пробежался по нижней, мягко, плавно проникая в такой желанный ротик «малыша». И хотя «малышу» уже двадцать один, Ким чувствовал себя педофилом, но как сладко ныло под ложечкой, как замирало сердце, ухая куда-то вниз, а душа пела. Он думал, что его маленькое чудо возненавидит за все, а вышло наоборот – его любят, он нужен, в нем нуждаются. И пусть это скоро закончится и, быть может, уже никогда не повторится, но здесь и сейчас он полностью насладится всем, что может предоставить ему судьба, тем, что само плыло в руки, которые уже не надеялись обнять своего эвила, что дразнил его столько лет.

А у Макса уже давно унесло крышу, он полностью отдался в руки старшего, уверенный, что опыта у того побольше будет, что сделает все правильно. Никто из мемберов не гнушался анальным сексом, если девушки были не против, а таких было мало – кто ж откажет айдолу…

Дже обратил внимание на шею макне, касаясь губами пульсирующей под тонкой нежной кожей венки, прихватывая эту самую кожицу, слегка прикусывая и отпуская – стоны уже больше никто не сдерживал - незачем было. Рванув рубашку на груди Мина, Дже освободил грудь. Горошины сосков торчали призывно, словно требуя уделить им пристальное внимание. Ким прихватил один губами, лизнул язычком, затем одним резким движением слегка прикусил – Макс взвизгнул от неожиданности, а Хиро, маниакально улыбаясь, принялся за второй. Стоны уже не прекращались, в штанах стало тесно, причем обоим, но, если старший из любовников был терпеливым, младший этим не отличался. Дрожащими руками он лихорадочно пытался снять штаны с партнера, еще раз благодаря судьбу за то, что тот был любителем «домашнего стиля», поэтому с первой же попытки треники полетели на пол, несмотря на то, что хён продолжал сидеть

Дже, покинув казавшееся ещё недавно таким уютным кресло, подхватил мелкого под колени и, закинув себе на плечо, просто побежал в спальню, попутно лапая того за упругую задницу.

Кинув свою ношу на кровать, быстро расстегнул на макне джинсы и, резким движением стянув их, бросил куда-то в угол. Трусов под ними не оказалось, что упростило задачу. Дже увидел аккуратный член, который гордо торчал, являя себя любимого свету и напрашиваясь на ласку. Говорить, что Дже не видел чужих членов глупо, ибо не зря он слыл папарацци в их музыкальной семье, да и мерились, чей длиннее, толще, красивее они не раз, но так близко, чтобы хотелось поцеловать, лизнуть бархатную головку – такого ещё не было.

Макс лежал на шелковом покрывале обнаженный, доступный, даже какой-то беззащитный… Хотя он был подготовлен к сегодняшней встрече - два часа провел в ванной, не особо надеясь, что хён согласится - ему было как-то неловко от своей наготы, но увидев восхищённый взгляд любимого, немного успокоился и прикрыл глаза.

Ким тем временем, обхватив достоинство молодого человека у основания, все же лизнул головку, пытаясь кончиком языка проникнуть внутрь маленькой дырочки, от чего партнер застонал в голос, настолько неожиданным было ощущение: наслаждение перемежающееся небольшим дискомфортом. Видя реакцию ЧанМина, Дже обхватил губами член и стал водить вниз-вверх по стволу, периодически прикусывая по всей длине.

- Минни… Минни, посмотри на меня, не закрывай глаза, я хочу, чтобы ты всё видел, - этот голос с хрипотцой просто сводил с ума.

Когда Макс всё же открыл глаза по настоятельной просьбе хёна, картина увиденного показалась ему настолько пошлой и завораживающей одновременно, что от переизбытка чувств он немедленно кончил. Белёсая субстанция брызнула в рот ДжеДжуну, стекая струйкой из уголка рта к подбородку. Старший даже не подозревал, насколько сексуально сейчас выглядит: взъерошенный, с распухшими губами, и снующим туда-сюда язычком, слизывающим остатки спермы.

ЧанМин опустил руку на бедро партнёра, провел по внутренней стороне, удивленно распахнул глаза, обратив внимание на то, что хён был до сих пор в трусах. Забираясь под резинку и нащупывая нехилое достоинство, обхватил ладонью, большим пальцем потирая головку и периодически по ней похлопывая.

Киму казалось, что яички скоро зазвенят от напряга. Сняв свои выпендрежные трусы с Микки Маусами (подарок соулмейта), он резко перевернул Шима на живот, тут же ставя на четвереньки. Раздвинув ягодицы, языком прошелся по ложбинке, ввинчиваясь в проход, так похожий в сомкнутом состоянии на снежинку. Вскрикнув от неожиданности, Макс ткнулся головой в подушку, приглушая стон. Дже оторвался от своего занятия, в голосе появились властные нотки, что случалось очень редко, лишь когда мелочь шалила слишком сильно, но сейчас это было очень даже к месту - это порабощало, заставляло подчиниться, доставляя удовольствие от осознания, что ты можешь быть наказан за непослушание:

- Не смей глушить стоны, я хочу тебя слышать, ты меня понял?! – ЧамМин что есть силы закивал, соглашаясь на всё, лишь бы эта пытка не заканчивалась…

Дже, тем временем, достал из-под кровати коробку, вынимая из нее всё, что может понадобиться: анальные шарики, смазку с легким анестетиком (что позволяло приглушить немного боль от первого проникновения, но не мешало чувствительности) и возбуждающим эффектом, а также небольшой вибратор. Да, он был изощрён в сексе, так как предпочитал искушенных в этом деле партнерш, которых мало чем можно было удивить – ну он и удивлял. И как к месту сегодня пришлись все эти игрушки - он хотел, чтобы у Мина осталось феерическое впечатление от первого секса с мужчиной.

Продолжая долбить дырочку языком, Хиро смазал анальные шарики лубрикантом и медленно, начиная с самого мелкого, стал погружать в Макса, вынув оттуда язык. Макс застонал – это возбуждающе, когда что-то входит в тебя извне. Подождав, когда анестетик начнет действовать, Дже ввёл игрушку полностью, включив вибрацию на «максимум». Со стороны зрелище просто завораживало: ЧанМин, стоя на четвереньках, по-кошачьи прогнувшись в пояснице, крутил задом, дергаясь то вверх, то вниз, издавая такие пошлые стоны, что Ким боялся кончить от одного вида этой красивой подтянутой задницы. Недолго думая, вынув все шарики разом, резко вогнал вибратор, включив его, подготавливая вход любовника к принятию своего немелкого "агрегата". Когда движения макне стали резче, амплитуда вращения шире, а стоны слились в один протяжный, старший решил, что пора. Выдернув вибратор, заменил его своим членом, вводя постепенно, пытаясь угадать с углом проникновения. Вот сейчас Дже просто гордился тем, что в свое время учил японский язык по манге, а там чего только не было, так что, несмотря на отсутствие опыта однополой любви в жизни, он оказался подкован в теории - а это немало значило в данном случае. Наконец-то раздался тааакой крик парня, что молодой мужчина сразу понял: вот оно, нашел-таки и продолжил вбиваться размашистыми движениями все под тем же углом. Слышно было только подвывание партнёра, да звук шлепков от резкого соприкосновения тел. Чувствуя, что долго не выдержит такого темпа, ДжеДжун прикоснулся к члену любовника, отчего тот сразу кончил, а потом, через несколько сильных и быстрых толчков, и сам достиг апогея. Упав сверху на партнера, прижав его крепче к себе, стал успокаивающе выцеловывать плечи – единственное, до чего дотянулся, устав от такого марафона. ЧанМин, отдышавшись, развернулся лицом к хёну, глядя в родные любимые глаза, произнёс с лёгкой грустью:

- И почему я раньше не пытался, может ты бы и не отказал… - на что Хиро ответил с улыбкой:

- Такому откажешь…

А дальше… поцелуи, шепот, стоны. Менялись ли они местами – это известно лишь двоим. Ночь укрыла их пологом любви.

Расставание уже не казалось таким горьким как раньше. Ведь оба знали, что есть человек, которому ты нужен, который любит тебя, а это так много значит…

«Мы встретимся, мой любимый хён, обязательно встретимся…»

15:11 

Держите меня семеро))))))))))))))) Старинный турецкий обряд xD

Я подумаю об этом завтра...


Кураторы выставки говорят: "Мы все здесь, потому что половой акт...
Союз двух органов является актом необычайной физической и эмоциональной близости.
"Прелюдия, процесс соблазнения, сам акт и сразу после
привлекли внимание к выставке ...
Как люди, мы разработали сложнейшие социальные структуры для самовыражения и его урегулирования "

Шейх Мухаммад Мустафа Ибн Аль-Misri
Tuhfet Уль-Мульк (турецкий перевод Ruju как-Шейх ila sibah), 1773 г.
Иллюстрированный Турецкая Эротические Рукопись
Ален Кан-Sriber Собрание, Париж © Жиль Berquet

перевод с английского: МасКа 2
кредит: hojja-nusreddin.livejournal.com/3146352.html

@темы: мысли вслух

15:08 

Я подумаю об этом завтра...
Люди! Что творится в этом мире, откуда такая жестокость?!
Выколоть глаза, пытаясь выковырить их из глазниц! только за то, что девушка не хочет мириться с твоей скандальной натурой, за то, что решила расстаться...
А другому, сколько надо думать, чтобы назвать данный поступок просто глупым?!
Куда мы катимся...


@темы: из грустного...

20:27 

Шинхва в SHINHWA Broadcast.

Я подумаю об этом завтра...
Продублирую-ка я этот пост, пусть будет отдельная тема про Шинхву...
Передача просто замечательная,очень понравились выпуски с Шайни,
(просто поразила высота коня, через которого они прыгали!!!)

но и без гостей мальчики справляются великолепно)))
Заезд на офисных стульях)))

Выпуск с супергероями : Мужчина на 600 миллионов, Супермен, Джеймс Бонд, Человек-Невидимка, Чудо-Женщина,Тарзан...
Миссия по спасению дочери президента)))


Заряд веселья и бодрости обеспечен))):ura:

20:17 

Почему...

Я подумаю об этом завтра...
Господи, люди. ну почему таких нас единицы?! Хотя...спасибо, что хотя бы они есть...

@темы: из грустного...

03:19 

From Yesterday (The Full Length Short Film)

Я подумаю об этом завтра...
Что примечательно в данном клипе - плакат с изображением В.И.Ленина,показывающего фигу (ну или кукишь,кому как привычнее)...

@темы: клипы и музыка, которые "нрава"

02:32 

Running Man Беглецы

Я подумаю об этом завтра...
Давно слежу за данным Шоу.С каждым разом все веселее и веселее.
Угорала над 125 эпизодом

Даже Джеки Чан поддался общему безумию (135 эпизод)))))

@темы: Беглецы, Развлекательные шоу (Азия)

Я подумаю об этом завтра

главная